О стратегии развития воспитания

Стенограмма отрывков из выступлений и интервью Ольги Четвериковой

Выступление Ольги Николаевны Четвериковой (эксперт Академии геополитических проблем, доцент МГИМО, кандидат исторических наук) на круглом столе «Образы будущего в государственном управлении: О Стратегии развития воспитания в России». Мероприятие прошло 13 марта 2015 года в Молодёжном интеллектуальном центре.

Дошкольное воспитание… Дошкольные учреждения теперь включены в первую ступеньку системы непрерывного образования. Впервые у нас в 2012-м году были созданы Федеральные общеобразовательные стандарты для дошкольного образования, т.е. теперь ребеночек с 2-х месяцев до 8-ми лет – он должен встраиваться в эту систему непрерывного образования.

Что там дальше прописано, я не знаю, вообще обратил ли кто-то внимание… Так что мне кажется никто эти документы просто не читал, а я… Пришлось, нужда заставила. Вот смотрите, что там написано, какие ставятся задачи. Это:

«Построение образовательной деятельности на основе индивидуальных особенностей каждого ребенка, при котором сам ребенок становится активным в выборе содержания своего образования, становится субъектом образования».

И вот это все они называют «индивидуализацией дошкольного образования», т.е. вы понимаете что значит? Ребеночек в 2 месяца сам выбирает содержание своего образования. Вообще об этом кто-то задумался? Вот, и все это называется как красиво – «индивидуализация»! Далее:

«Обеспечения вариативности и разнообразия содержания Программ и организационных форм дошкольного образования, возможности формирования Программ различной направленности».

Ладно, дальше:

«Формирования социокультурной среды, соответствующей возрастным, индивидуальным, психологическим и физиологическим особенностям детей».

Зная вот эти все центры, чем занимаются центры: Адамского… Адамский и компания, и Асмолова, их институты, которые сейчас поставили задачу в соответствии с новой концепцией развития образования 2016-2020 – это которая принята в декабре 2014-го года и в январе вступила в силу, значит там создаются 200 инновационных центров, которые должны создавать целую сеть из 17 педагогических сетей, и далее 95% всех педагогов дошкольных учреждений должны перейти на новую методологию, на новые методики обучения.

И дальше очень важный момент:

«Обеспечения психолого-педагогической поддержки семьи и повышения компетентности родителей».

Значит сейчас, начиная с детских садов, обязательно к каждому приставлен психолог. Вот такие психологи, армия психологов – это фактически армия перестройщиков сознания, манипулирующих сознанием детей, которая проводит свою обработку на основе западных психологических новейших технологий и методик… Чем занимается опять-таки институт «Эврика» Адамского, который фактически на наши деньги МинОбра, неправительственная структура занимается разработкой всех этих новых программ…

Вот и, соответственно, родители обязательно должны тоже проходить это перевоспитание. Поэтому, знаете, когда мы говорим о семье, тут же нужно понимать форму и содержание, цели и задачи, да? Можно отдать семье, но если семья проходит обязательную обработку, на уровне вот этих… В стиле вот этих новейших технологий, психотехнологий, тогда что мы получим в семье? Если от семьи будут требовать то же самое? Причем понимаете, это же не в разрыве от Ювенальной системы идет? Это целая система! Мы не должны рассматривать воспитание как некое отдельное направление…

Проект «Деление детей на касты» уже запущен

Источник: youtu.be/0z_O-KeW3XQ

— «Модернизация детства», «Деление детей на касты» – вот такие страшные заголовки, которые мы сейчас видим в интернете, заставляют задуматься о каком-то глобальном перевороте в нашем сознании, в нашей действительности. И вот об этом мы сегодня поговорим с Ольгой Николаевной Четвериковой, доцентом МГИМО, кандидатом исторических наук, публицистом. Ольга Николаевна, вот даже слышать страшно, даже в голове не укладывается, какая такая модернизация детства? Что там еще можно модернизировать?

— А это программа. Понимаете, это программа. Они исходят из того, значит лидеры нашего инновационного движения исходят из того, что смысл образовательной системы всей – он как раз заключается в том, что необходимо постоянно реформировать, изменять эту систему. В этом, как говорил Адамский, и смысл, и содержание самого образования. Вот, и поэтому он неоднократно указывал, что компетенция – это как раз способность и умение подстраиваться под меняющиеся условия.

Поэтому модернизация – она фактически выражает смысл подхода: перманентная образовательная революция. Перманентная революция в образовании и, соответственно, в воспитании. Создаются такие условия, при которых невозможно разработать систему, стабильную систему нравственности, каких-то положений нравственных, которые действительно реально помогут человеку сформироваться как личность – этого, в принципе, вообще нет, это исключается…

…Тут эти понятия – «инновация», «модернизация» — они сегодня основные, и во имя этого всего делается, осуществляется вот эта коренная перестройка всего духовного мира человека. А наших детишек, которые еще только формируются, у них изначально формируется, так сказать, их подход, их сознание по такому принципу, что необходимый смысл их существования, смысл образования – приспосабливаться к меняющейся ситуации.

Ну, это опять таки исходит из общего принципа, который утвержден был в середине 90-х годов, что главным сейчас международным стандартом становится принцип толерантности, который отвергает какую-либо абсолютизацию истины, какую-либо догматику. И соответственно, толерантность предполагает толерантное отношение абсолютно ко всему, исключает понятие «греха», исключает понятия «добра» и «зла»…

Вот, и вот в этой системе нравственного релятивизма и должны формироваться наши дети, т.е. фактически, если раньше мы говорим об образовании как о… ранее на основе какого-то ОБРАЗА, да, образа, то теперь наоборот это БЕЗОБРАЗИЕ, образа нет…

О воспитании и путях спасения наших детей

Источник: youtu.be/-hTu6m9SsFA

…Читать это все, изучать – ну, какой нормальный человек это будет делать?

— Ну, там такой язык вообще, что можно голову сломать.

— А на то и рассчитано, потому что в этот общий такой совершенно ничего не значащий текст вкраплены такие положения, которые позволяют осуществлять любые образовательные программы. А в итоге под это пишутся совершенно маразматические учебники, которые ломают мозги нашим детям, если говорить так, как оно есть без каких-то красивых слов, и у детей просто отбивают навсегда и желание, и способность учиться.

Компетенция вместо знаний

Источник: youtu.be/DTlMO1DPyY4

…У нас была прекрасная система. Система все-таки советского образования – это было образцом, это признавали и зарубежные представители лучших школ, поэтому все было рассчитано для того, чтобы человек получал фундаментальное образование, определенный фундаментальный базис, на основе которого он мог бы уже получать в дальнейшем соответствующую специальность. И вместе с тем, получая вот этот базис чисто мировоззренческий, он… Закладывались основы и для нравственного воспитания, потому что мы всегда говорили, что образование – это раскрытие в человеке образа Божия, поэтому у нас никогда не отделяли нравственное воспитание от получения соответствующего профессионального образования, т.е. того, что называется просвещением научным. Поэтому это все было едино.

И те предметы гуманитарные, которые у нас были тогда, они, естественно, они давали знания, но вместе с тем они закладывали определенный нравственный базис, т.е. основу, которая давала возможность человеку воспитывать себя как личность: и исторические предметы (история, которую мы преподавали, — не просто с точки зрения знания фактов, а с точки зрения понимания твоей миссии и служения… формирование служению Отечеству), то же самое уроки литературы, русской литературы, которые фактически были уроками нравственности.

Мы же не изучали богословие, тогда мы все были атеистами, но через уроки литературы мы фактически приобщались и впитывали в себя вот эту нравственную православную культуру, потому что большая часть русской литературы – это литература, написанная людьми верующими.

И уж я не говорю про русский язык, который является основой, язык – это душа народа. Поэтому все это было действительно рассчитано так, чтобы мы получали целостное образование, формирующее и личность, и подготавливающее человека к жизни… профессионала, потому что потом уже могли выбирать соответствующее образование.

Интервью с Ольгой Четвериковой «О причинах кризиса отечественного образования»

Источник: youtu.be/Gura8F_7gdA

…Вот, раньше всех подтягивали до этого обязательного общеобразовательного уровня, и люди у нас были образованные. Сегодня этот уровень резко занизили с одной стороны, с другой стороны его просто как бы разрушили. И теперь одни люди, которые обладают деньгами, которые богатые, обеспеченные, — они могут получать качественное образование в силу того, что они могут себе позволить, во-первых, обучаться в школах частных или в частных лицеях, или они могут работать, учиться с репетиторами; другая часть, большая часть наших учеников – они такой возможности лишены, поэтому им дают очень низкие знания, очень маленькие знания, низкий уровень знаний, и они не имеют возможности эти знания совершенствовать.

Затем все: и обладающие хорошими знаниями, и те, кто обладает плохими знаниями (это более широкая часть наших учеников), — они сдают единый стандарт, который фактически является как бы симуляцией вот этого общеобразовательного пространства… Как же, конечно, если все сдают ЕГЭ, значит у всех равные возможности. На самом деле, говорю, это чистой воды профанация. И сохранение ЕГЭ – оно как раз помогает скрыть все вот это коварство этой вариативности, этого принципа вариативности, который на самом деле фактически вводит вот эту дифференциацию и резкий совершенно разрыв в знаниях между нашими учениками.

Как вы оцениваете введение обязательного второго иностранного языка в школы и планы по сокращению часов классики?

Вот это лобби, представляющее интересы так называемой инновационной педагогики, за которой стоит крупный капитал (мы должны понимать, да, что это одна система?), вот, они никоим образом не могут сейчас это отдать, потому что, еще раз хочу подчеркнуть, что для них это святая святых – сохранение принципов вариативности.

И поэтому как ответ, когда был поставлен вопрос о том, что… Что у нас делается с русским языком? Что у на делается с литературой? Что фактически наши дети становятся не просто неграмотными, но они становятся невежественными во всех отношениях, потому что русская литература – она как раз и формирует мировоззрение, она формирует нравственность, она формирует нравственные принципы. Именно через русскую литературу мы всегда получали преемственным образом вот это вот понимание того, что есть Россия, что есть Русь, что есть наша культура.

Так вот именно по этим предметам и нужно было ударить фундаментально и основательно именно тогда, когда поставили вопрос о том, чтоб это возвращать в большем объеме в наши школы…

…И что касается Европы – то же самое: через Болонскую систему они начали фактически вот этот процесс приватизации ВУЗов, нехарактерный для европейских ВУЗов – там они всегда представляли из себя никоим образом не сферу услуг, это была государственная функция. Вот, с Болонской системой этот процесс начал разрушаться.

Но опять-таки надо сказать, что там сохраняются ВУЗы для элиты, которые никому образом не входят в эту Болонскую систему, которые сохраняют свою программу, свою методику обучения, которые остаются действительно, реально серьезными образовательными центрами. А что касается Болонской системы, то она распространяется на определенную только часть ВУЗов, которые дают образование… Как бы среднюю вот эту, да… Управляемым, хорошо управляемым людям, которых называют как бы «люди одной кнопки», которые представляют из себя просто дешевую рабочую силу для вот этого глобального рынка труда.


Плакат советского времени

Соответственно и образование тоже превращается в образовательный рынок, где готовится товар на потребу крупным корпорациям – ничего больше.

И в таком же виде эта Болонская система – она распространяется и на нас, потому что большей частью Болонская система – это для развивающихся стран, куда они включают соответственно и Россию. Поэтому общий уровень образования – он, естественно, падает…

…Дело в том, что, если мы говорим о единой общеобразовательной политике государственной, то мы должны понимать кто заказчик. Заказчиком должно выступать государство, но государство может выступать заказчиком только если есть государственная экономика, правильно? Потому что государство знает, какие специалисты ему нужны и, соответственно, какой уровень образования должен этому соответствовать.


Плакат советского времени

А поскольку у нас сегодня экономику определяют интересы крупного бизнеса, ну, олигархата, то, естественно, именно он и становится основным заказчиком. Поэтому проводить единую государственную политику они совершенно… Им это совершенно не нужно, они в этом не заинтересованы. Более того, это им глубоко противоречит. Это входит, вернее, в противоречие, с их интересами. Поэтому сегодня у нас незаметно, благодаря и через частное государственное партнерство фактически система образования переходит под контроль бизнеса, под контроль менеджеров, которые и представляют интересы вот этих структур.

В итоге что получается? То, что, когда вводят «инновационное образование», на самом деле просто разрушают необходимый образовательный стандарт, общий, который складывался на протяжении долгого-долгого времени; и фактически просто уничтожают образованного человека. И вместо него формируют человека «инновационного», который может быть удобен для тех или иных потребностей, для той или иной конъюнктуры глобального рынка труда, который опять-таки устанавливает и определяет крупный бизнес – вот и все.

То есть просто инновационное… Понятие само «инновационности», «инновационного принципа» — это тоже такое очень удобное как бы прикрытие или декорация, за которой скрываются интересы крупного бизнеса.

Если мы хотим иметь высшую школу, которая готовит образованных людей, которые могли бы работать в интересах государства, в интересах национального хозяйства, в интересах социальной сферы, в интересах нашей Российской культуры, тогда, конечно, естественно, мы должны из Болонской системы уходить.

Вопрос о единой государственной образовательной политики – он ставит вопрос о государственной экономике и о необходимости серьезных изменений в этой сфере, потому что пока эти запросы диктует корпоративный капитал (а он преследует свои собственные интересы, а не интересы государства), ничего в этой системе изменить будет невозможно.