Как воспитать детей в православной вере (часть 2/3)

Не надейтесь на ОПК, воскресные школы и православные гимназии

ОПК (Основы Православной Культуры) — светская альтернатива Закону Божию в духе модернизированного Православия. Предмет представлен Министерством образования и науки как светский; преподавание ведется светскими педагогами.

Из письма читательницы (экскурсовод по «Мировым религиям в Москве»):

«Преподают его [ОПК] Аврора Сигизмундовна или Эвридика Анисимовна. Не знаю, не знаю. Может, именно о таком положении вещей пророчествовал о. Серафим Платинский, когда говорил, что в последние времена разведется масса богословов с сигаретой?»

Согласно замыслу, этот модуль, как и все остальные модули ОРКСЭ (Основы религиозных культур и светской этики) имеет культурологический характер и не предполагает цели приобщения учащихся к религии, не решает миссионерских задач и не служит целям катехизации.

Из письма читательницы:

«Религия — это жизнь. А не сведения о том, о сем».

Обучение проводится по предложенному Министерством образования и науки России единому для всех школ учебнику «Основы православной культуры» А. В. Кураева.

Из письма читательницы:

«Алла Бородина, автор забракованных минобром учебников по ОПК, писала, что христианство в учебниках одобренных — это два пункта: бьют по правой щеке — подставь левую, и что богатство — это нехорошо, а хорошо бедность. Так что образцовый христианин — нищий и безропотный человек».

«Подставь другую щеку» — это было в Нагорной проповеди Христа (ниже об этом еще будет).


Житие святителя Николая. Наказание еретика Ария.

На ОПК мы не учились, зато мой ребенок имеет опыт хождения в воскресную школу. Когда мы только записались, я была уверена, что занятия в ней будет вести священник, поскольку мои представления о воскресной школе были сформированы по художественным произведениям, созданным до революции. Но в нашей школе это оказалось не так: занятия вела прихожанка храма (пожилая женщина).

И в другой школе, куда мы стали ходить после переезда, преподавателем тоже является пожилая женщина, к тому же увлекающаяся перепостами статей с масонского «Правмира». Не подумайте, я ее за это не осуждаю, это не ее вина, она, как и большинство верующих, просто обманута, но и доверить ей духовное образование своей дочери не могу.

Заинтересовавшись этим вопросом, я выяснила, что действительно, в царской России Закон Божий имели право преподавать только священники, и лишь всего за несколько лет до революции это правило начали нарушать. А теперь, как видим, эти нарушения стали не просто нормой, они стали правилом (!), которое прописано в «Образцах программ Московского Патриархата для воскресных школ»):

«Если занятия проводит священник, то ему необходима помощь со стороны катехизаторов. Если занятия ведет не священнослужитель, то необходимо, чтобы некоторые уроки (не менее одного раза в месяц) все же проводил священник».

Какая хитрая формулировка! Размер помощи от скороспелых «катехизаторов» не указывается (по договоренности), а чтобы не возникало резонных вопросов, священников тоже обязывают проводить такие занятия, но при этом успокаивает, что одного занятия в месяц вполне достаточно.

Как это контролируют, интересно? Мы ни разу ни в одной школе священника на наших занятиях не видели. Опять же, не подумайте, я священников не попрекаю, у них других забот хватает. Я лишь хочу, чтоб родители задумались о том, кто занимается с их детьми в воскресных школах.

Поначалу после каждого занятия я живо интересовалась у дочери, что они сегодня учили, что делали. В ответ дочь подавала мне два листочка: один со своим рисунком (что-либо на Библейскую тематику), и другой, где объясняются какие-либо детали православной культуры. Например, какие бывают кресты (6-конечные, 8-конечные…), или что символизирует собой определенное количество глав у православного храма, или какой формы бывают эти храмы.

И постепенно мой энтузиазм начал затухать. Я стала задумываться: действительно ли моей дочери нужны такие познания для возрастания в духовной жизни? Тем более, что каждое ее такое занятие мне, многодетной маме, давалось с большим трудом (кто пробовал, тот знает, каково это – приехать с маленькими детьми на службу, а потом с ними, уставшими и голодными, ждать, пока закончится занятие у старшего).

Мы все с вами после десятилетий советского режима являемся новообращенными, неофитами. От того, что мы сами плохо разбираемся в этих вопросах, нам кажется, что они там в воскресных школах и в православных гимназиях лучше знают, что нужно нашим детям для духовного роста. Может быть, духовное образование – это в первую очередь умение разбираться в крестах и в количестве куполов? Уметь рисовать пастухов и овечек у вертепа?

Откуда сегодня берут преподавателей для воскресных школ? Оказывается, преподавателем воскресной школы может стать любой человек – для этого не требуется ни духовного звания, ни педагогического образования, достаточно пройти катехизаторские курсы, поскольку официально воскресные школы не являются образовательными организациями.

С одних таких курсов другая наша читательница прислала мне список рекомендованной им литературы. Первое, что бросилось в глаза – встречающаяся несколько раз фамилия основателя тоталитарной секты Александра Шмемана. Так вот на каких учениях теперь готовят преподавателей для воскресных школ!

А это я заглянула на официальный сайт Российского Православного Университета – в раздел, где указаны методические материалы для преподавателей.

Просмотрев его, я просто ахнула. Все методические материалы в этом списке, ВСЕ ДО ЕДИНОГО, изготовлены одним и тем же человеком – Алексеем Уминским. И пусть вас не вводит в заблуждение встречающийся в этом списке журнал «Альфа и Омега». Открыв статью, вы обнаружите, что автор ее — все тот же А.Уминский (кстати, он является членом редсовета этого журнала).


Алексей Уминский

Этого товарища (внезапно «прозревшего» комсомольского работника) я хорошо запомнила! Несколько лет назад, будучи наивной мамой, только начинающей воцерковляться, я накупила себе книг по воспитанию детей в православной вере. Помню, одна из них называлась так красиво: «Чтобы дети не ушли из церкви».

Уже плохо помню подробности, про что там рассказывалось, но хорошо помню вывод, который я сделала после прочтения: «Главное, не пережать! Ни в коем случае не принуждать, не заставлять (подниматься по воскресеньям спозаранок), а иначе это оттолкнет ребенка от церкви навсегда». Но вот как ребенка привлечь к Богу, я так и не поняла, этого в тех книжках не объяснялось.

Прочитала я их и поставила на полку. А несколько лет спустя, когда собирала материал для статьи о Правмире, у меня вдруг возникло по их поводу сильное беспокойство. Я подбежала к стеллажу, чтобы взглянуть на фамилии авторов. Точно, Уминский там присутствует! А другая книжка о детях – полностью его продукт! Третья книга не его, но о том же самом. На помойку всю стопку!!!

Подробный анализ творчества Уминского я здесь делать не буду. Добрые люди о нем уже написали:

О лжеучениях протоиерея Алексия Уминского

о. Уминский, Алексей Анатольевич

А я сама теперь не могу ни читать его, ни слушать (по той же причине, что и Петрановскую): каждая его фраза, которую он произносит с видом невинной овечки, обязательно содержит в себе что-нибудь гаденькое на тему Христианства, которое он якобы проповедует. Этот человек испытывает просто сатанинскую ненависть ко Христу и ко всем христианам. Кстати, он является руководителем одной из православных гимназий, и по этому поводу с большим энтузиазмом делится в сети своим печальным опытом — дескать, православное образование превращает его подопечных в невоспитанных избалованных хамов.

А я вот уже несколько лет, наблюдая за детьми в церкви, замечаю совсем другие свойства, которые отличают их от обычных детей. Они не только выглядят воспитаннее, благообразнее, не только ведут себя благопристойнее (кто-то может списать это на то, что их просто вымуштровали), но главное их отличие проявляется в отношении к людям: с заботой и вниманием, — что для детей обычно не свойственно.

Немного изучив вопрос православного образования, я поняла, что, даже если бы среди священников и преподавателей нашлись люди, понимающие пагубность такого подхода (а они, наверняка, есть), они вряд ли смогли бы что-то изменить, поскольку занятия в воскресных школах проводятся в соответствии с программой, утверждённой РПЦ, программа же эта основной упор делает на развлечение детей.

«Особенное внимание должно уделяться подготовке к церковным праздникам: Пасхе, Рождеству Христову, престольному празднику прихода, Дню славянской письменности и культуры (память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия).

Для старших детей очень важно организовывать паломнические поездки, хотя бы в соседний приход. Занятия в летнем лагере помогут закрепить то, что было изучено в течение года.

Перед Пасхой дети могут заниматься раскрашиванием пасхальных яиц, подготовкой альбомов, открыток и т. д. К Рождеству Христову можно подготовить праздничный концерт с церковными песнопениями, колядками, стихами и сценическими действиями.

Ко Дню славянской письменности и культуры можно также подготовить концерт с чтением гимнов в честь славянских первоучителей, чтением азбучных молитв, сценами из жизни святых братьев. К престольному празднику прихода можно подготовить праздничный стенд или стенную газету».

(Образцы программ Московского Патриархата для воскресных школ)

Думаете, праздничные концерты с колядками — это и есть духовная жизнь?

В настоящее время проводят изменения стандартов православного образования, координатором рабочей группы является иеромонах-экуменист Геннадий (Войтишко), который, совершенно не стесняясь общественности, активно встречается с католиками (все опять же рассчитано на то, что большинство современных верующих в этом ничего не понимает).

Православненькие селфи иеромонаха Геннадия Войтишко. Милашка он, правда?

Как думаете, можно доверить религиозное образование детей стандартам иеромонаха, достигшего таких духовных высот в своем подвижничестве?

Стараниями его рабочей группы объем программы для воскресных школ теперь сокращен более, чем в 2 раза. Например, курс церковнославянского языка уменьшили с 84 до 34 занятий.

И это я пишу о том, что должно быть по их стандартам, а на практике никакого церковнославянского языка мы и вовсе не видели. Все, что по этому предмету знает моя дочь, — это те слова, по которым я сама ей готовила карточки с переводом на обратной стороне по принципу изучения иностранных языков.

Заметьте, что в Воскресных школах теперь нет ни экзаменов, ни зачетов, ни аттестаций, ведь они не имеют статуса образовательных учреждений, а значит никто не контролирует какой уровень знаний получают ученики.

С сайта Правобраз:

«…Обязательный курс «Основы Закона Божия» основан практически полностью на вдумчивом изучении как ветхозаветных Заповедей, так и новозаветных на примере детального разбора Нагорной проповеди».

Подозреваю, что и здесь «Основы Закона Божия» — это «подставь другую щеку».

А в целом их нововведения все о том же – об упрощении программы и о развлечении детей:

«Говоря о формах занятий, в Стандарте подчеркивается важным использование возможностей досуговой деятельности воспитанников, таких как встречи, конкурсы, творческие выставки, ремесла, паломничества, походы, театральные постановки и спектакли, интеллектуальные игры, викторины, краеведение, занятия спортом и так далее». (Источник)

И вот как раз этот аспект — насколько хорошо детей развлекают, они могут проконтролировать!

«Контроль над выполнением Стандарта возлагается правящими архиереями епархий на Епархиальные Отделы религиозного образования и катехизации и настоятелей при общей координации Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви».
(Стандарт деятельности воскресных школ)

Другими словами, приезжает проверяющий на приход, и служащие с гордостью демонстрируют ему фотоотчет с их мероприятий, а может быть даже какую-то художественную самодеятельность к его приезду готовят…

Ах, какой контраст это составляет с дореволюционным подходом к образованию!


Русский адмирал, государственный деятель и дипломат

Негодующее высказывание либерала К.Д.Ушинского о новом министре народного просвещения графе Е.В.Путятине:

«У нас такое деется, что за год даже и во сне не снилось. Все русское просвещение отдали в руки идиоту и изуверу, который, заедая меркурий просфорами, думает дать новое направление русскому воспитанию и просвещению, а следовательно и русской истории.
<…>
Теперь этот барин задумал отдать все народные школы в руки духовенства, как будто воспитанием своих собственных детей оно не доказало всей своей неспособности воспитывать даже собак, не то что людей.
<…>
Взгляд у этого господина на воспитание такой, что он выразил следующую мысль: «Всякая педагогика вздор; дите надобно учить так, чтоб его рвало, тошнило от ученья» (Арх., 1, 73—74).

Современные родители, разнеженные жалостливыми книжками по детской психологии, конечно, согласятся с Ушинским, что это изуверство. А я вот, когда на 20 минут отрываю свою дочь от книжки или от мультиков, чтобы поучить с ней английский, а она ноет, как ей это надоело, каждый раз вспоминаю высказывание русского адмирала, и оно меня приободряет, оно утверждает меня в моем моральном праве принуждать дочь к учебе, дает мне силы настоять на своем.

Ушинского у нас называют «основоположником научной педагогики в России». Я решила выяснить, в чем именно заключается его новаторство: какие новые идеи он предложил, которых не было в нашем традиционном христианском воспитании? И почему министр просвещения высказался о ней так пренебрежительно?

Оказалось, что все новаторство Ушинского заключается в масонском, т.е. антихристианском подходе к воспитанию. Перечислю вкратце:

  • остранение от воспитания духовенства;
  • ювенальные технологии (борьба с насилием над «детской мыслью»);
  • феминизм (борьба за женское «равноправие»);
  • вместо Православной веры превозносится гуманизм, а вместо защиты Православия — призыв к патриотизму;
  • вместо страха Божия — «высокоморальность»;
  • вместо Бога (источника жизни и бессмертия, источника всякого блага и спасения) обожествляется следствие праведной жизни, а именно: труд, как источник «нравственности и счастья»;
  • вместо послушания Богу — воспитание человека с твердой волей и характером, борца за дело родины, за счастье народа и прогресс. В общем, марксизм-ленинизм.

В чем принципиальная разница между дореволюционным обучением Закону Божьему и современным?

«Закон Божий не был изолирован от других предметов. Он имел обширнейшие межпредметные связи с курсами русского языка, литературы, отечественной и зарубежной истории, философской пропедевтики, которая включала в себя логику и психологию.

Собственно говоря, Закон Божий не потому был основным предметом, что стоял на первом месте в программе, и даже не потому, что с него начинались переводные и выпускные экзамены. Он цементировал весь процесс преподавания в гимназии.

Даже учебный год и продолжительность каникул зависели от годового круга православных праздников, сущность которых, кстати, объяснялась на уроках».
(Источник)

«…Учитывая… то, что на преподавание Закона Божия в Синодальный период (до 1917 года) наложил значительный отпечаток схоластический метод преподавания церковных дисциплин, присущий духовным академиям и семинариям того времени, составители настоящих программ с самого начала своей церковно-педагогической работы стали искать новые подходы к преподаванию Закона Божия. Эти поиски постепенно привели к тому, что был найден стержень, на котором теперь строится весь новый курс Закона Божия.

Таким стержнем стало Пасхальное Благовестие. Весь библейский, литургический, святоотеческий и церковно-исторический богословский материал свидетельствует о вере церкви в то, что наше спасение — наша Пасха — пострадавший за нас и Воскресший в третий день Спаситель мира Господь наш Иисус Христос. <…>
<…> Поэтому, каких бы вопросов бы мы ни касались при изучении Закона Божия — наше спасение благодатию Воскресшего Спасителя нашего остается главной темой и основой всей учебно-воспитательной методики».
(Образцы программ Московского Патриархата для воскресных школ)

Таким образом, если раньше все школьные предметы рассматривались с религиозных позиций, то теперь религиозное образование съежилось до рассказов о том, что Христос приходил на землю, и к развлекательным мероприятиям.

В дореволюционной школе курс «Закона Божия» включал в себя следующие учебные дисциплины:

  • Священная история Ветхого и Нового Завета;
  • Учение о Богослужении Православной Церкви;
  • Церковная история;
  • Катехизис;
  • Обучение молитвам.

В сегодняшней программе православного образования все предметы сильно урезаны, а два важнейших пункта, катехизис и обучение молитвам, вообще выброшены. С чем это можно сравнить? Это, как если бы вас взялись учить вождению, но при этом учили бы только Правилам Дорожного Движения, а никаких задач бы решать не давали и за руль бы не сажали.

Из письма нашей читательницы:

«В самой идее ОПК-ОРКСЭ сложно было заподозрить неладное. <…> На деле вышло, что маленьким детям (4 класс) рассказывают что-то вперемешку о разных религиях и водят в разные места — в синагогу, в мечеть и прочее. Таким образом, дети запомнят, что религии равны, что все они — про исполнение желаний, и что все это так, для маленьких. Вот экономика — это серьезно, поступить бы в ВШЭ! А религии — я все про них знаю с детства. Антихрист будет нуждаться именно в такой «религиозности». Атеисты антихристу не нужны».

А ведь верно! Если бы у меня была задача подготовить народ к принятию антихриста, как бы я действовала? Я бы тоже старалась рассказывать им что-то по верхам: о том, что Бог есть, что нам, в соответствии с Его желаниями, надо стараться вести себя хорошо.

Для своего удобства некоторые постулаты вырывала бы из контекста и доводила бы до абсурда: убеждала бы, что верующему человеку никогда не следует лезть в драку, а трудиться, чтобы заработать — это грех (надо трудиться на благо всего народа и не думать о деньгах).


Деяния Николая Чудотворца

При этом старалась бы воспрепятствовать общению с Богом и держала бы их как можно дальше от практического опыта Церкви, а чтобы в народе не возникло возмущения, старалась бы заполнить их досуг какими-либо околоправославными занятиями – это не оставило бы им времени на самообразование, а главное, удерживало бы их в уверенности, что они ведут насыщенную духовную жизнь.

О православных гимназиях можно уже подробно не распространяться, поскольку все предметы у них соответствуют ФГОСам, а Закон Божий — «стандарту православного компонента» от того же Московского патриархата.

1 ← 2 → 3