ik034

О родительских наказаниях и о жестоком обращении с детьми

стенограмма лекции Ирины Медведевой

Я бы сказала, что вопрос этот – искусственно возникший. Может быть он бы не возник, потому что то, что наказания необходимы в воспитании – очевидно для любого нормального человека. Но поскольку 1 июня этого года, 2010-го началась уже такая официальная кампания по отмене родительских наказаний… Было заявлено, что «все цивилизованное человечество» уже приняло закон, отменяющий родительские наказания, и только наша страна еще не приняла.. Ну, и стало ясно, что ситуация просто близка к смертельной, потому что это уже не абстрактный разговор о ювенальной юстиции, а это уже прямое запрещение воспитания детей.

Причем версия была выдвинута чудовищная по своей глупости и рассчитанная неизвестно на кого, на каких идиотов: что, дескать, родительские наказания оборачиваются преступностью во взрослом возрасте. Хотя мы видим, что чем больше отменяют наказания, чем свободнее воспитание, тем больше юношеской преступности – это всем ясно! Но вот якобы именно родительские наказания так ожесточают человека, что он потом мстит всему миру за то, что его мама шлепала или ругала.

Ну, и, конечно, наказания – это в данном случае никакие не истязания, как может кому-то показаться. Истязать ребенка действительно очень дурно, этого делать нельзя, — но в данном случае самое обыкновенное наказание вот этими ювеналами приравнивается к истязаниям. Они говорят, что наказания вообще никакие не нужны.

Я вам уже говорила однажды и повторю, что вообще понятие «наказания», понятие «насилия над ребенком», понятие «жестокого обращения» расширяются до абсурда. Абсолютно все можно счесть за жестокое обращение, за наказание, которое в принципе недопустимо, как считают те, кто хочет, чтобы и у нас был принят закон, запрещающий родительские наказания.

Шлепок – это «жесточайшее наказание», постановка в угол – это тоже «очень жестокое наказание», «жестокое обращение с ребенком». Повышение на него голоса – «жестокое обращение», «наказание». Просто даже тихим голосом сделанное ему замечание недопустимо, это тоже «жестокость», потому что «ребенок должен поступать так, как он хочет». И просто необращение внимания на ребенка в течение какого-то времени тоже приравнивается к жестокому обращению. То есть в принципе все!


Современный плакат о правах ребенка

Вы можете себе представить, что такое обращать на ребенка внимание целый день? Как это возможно? Даже если очень захочется. Я уже не говорю, что этого не только не хочется, но это и ребенку вредно, когда на него постоянно обращают внимание. Даже есть такой термин сейчас в психологии – детоцентризм.

Зачем в ребенке возгревать эгоизм? У детей и так эгоистическое начало очень развито, и даже часто переразвито. А если еще крутиться вокруг него и не сводить с него глаз, то вырастет эгоцентрик. Но это тоже надо делать, оказывается.

За границей, если ты оставляешь ребенка на 5 минут, чтобы вынести мусор, предположим, во двор, если это кто-то заметит из соседей, это карается законом, если ребенку меньше 12 лет. Ребенка могут отнять. А в Англии, если ребенку меньше 14 лет. До 14 лет его нельзя оставлять одного ни на минуту. В школе за него отвечает директор школы, как только вы его забираете из школы – все, он должен быть все время под вашим неусыпным надзором. Разве это нормально?

Ну, а если вот так спросить себя: нужны ли физические наказания? Вот мне часто задают этот вопрос. Дело в том, что людям так, по современному выражению, свинтили мозги за последнее время, что они уже задают те вопросы, которые раньше бы не задавали. Потому что, вот как в народе есть такое поверье, что пока ребенок поперек лавки, его можно шлепать, — совершенно правильное… Пока ребенок маленький, его не только можно шлепать, но это очень ему бывает полезно.


Академик Павлов

«Любые сигналы, поступающие в организм человека и животного из внешнего мира или из внутренних органов, достигают коры больших полушарий мозга. Получив информацию, произведя ее анализ и синтез, кора головного мозга дает ответные сигналы различным органам и системам, которые обеспечивают необходимую реакцию организма на изменившиеся условия среды. Эта способность живого организма осуществляется согласно учению И. Павлова первой сигнальной системой.

В отличие от животных человек с человеком общается при помощи языка, речи. Слова для человека становятся специфическим сигналом, заменяющим предметы и явления. Слово становится «сигналом сигналов». Специфическую только для человека физиологическую основу высшей нервной деятельности И. Павлов назвал второй сигнальной системой».

Дело в том, что у детей маленьких еще вторая сигнальная система, если говорить языком академика Павлова, т.е. словесная система мало развита. Поэтому он часто, особенно когда перевозбуждается, когда заиграется, он очень плохо воспринимает замечания на словесном уровне. А когда его резко как-то встряхнешь, или шлепнешь, или еще что-то сделаешь физически, он сразу на это отреагирует, потому что у него первая сигнальная система развита уже хорошо.

Ну, если другими терминами пользоваться, можно сказать, что кора головного мозга у него еще не очень зрелая. Кора головного мозга – она отвечает за сознание. Так вот кора головного мозга формируется у человека очень долго, много лет. А подкорка – она уже сформирована фактически у маленького ребенка. Поэтому остановить его физическим действием – это дать сигнал подкорке, сигнал остановиться.

Вот он, например, бегает, кричит, шумит, всем мешает… Вот, физическое действие какое-то дает сигнал подкорке, которая в этот момент расторможена. А на слова он просто не реагирует, потому что у него кора головного мозга еще незрелая. И особенно когда он перевозбужден, он не слышит словесного замечания.

Поэтому очень правильно в народе, ничего не зная ни о коре, ни о подкорке, ни о первой, ни о второй сигнальной системе, говорили, что пока поперек лавки помещается, его можно бить. Ну, раньше и розгами стегали детей, как вы знаете, и ничего. Как-то знаете, преступности было гораздо меньше, и никто не мстил своим родителям – это все какая-то чушь.

Причем эту чушь внушают детям сегодня. Что «если мама тебя ударит, то ты можешь помнить это всю жизнь, ты ей никогда этого не простишь», т.е. детей уже программируют на то, что они должны быть злопамятными, что они должны мстить своим родителям за самые нормальные наказания.

Я надеюсь, что не надо объяснять, чем наказание отличается от истязания? Дело не только в том, что истязание – это причинение сильной боли. Ну, знаете, если ребенок своровал, если он даже давно не помещается поперек лавки, его как следует надо отстегать. Потому что, если это пропустить, то жизнь его отстегает гораздо больнее, когда он попадет в колонию.

Так вот истязание – оно свойственно выродкам. Это когда взрослый человек получает патологическое удовольствие от того, что он делает больно ребенку. Это люди больные, такие люди есть. И для этих людей, как я уже когда-то вам рассказывала, у нас существуют законы, которые в том числе лишают родительских прав, и даже лишают свободы. Поэтому с ними все ясно, с этими людьми, — это выродки. И, как я уже сказала, как правило это люди с патологической психикой.

Нам сейчас, кстати, внушают, что жестокого обращения в семье очень много, что это так часто встречается, «на каждом шагу». Вы знаете, когда какое-то явление часто встречается, то каждый из нас может указать на него среди своих соседей, знакомых, родственников. А я думаю, что мало кто из нас может в своем окружении найти такую семью. Следовательно, жестокое обращение с детьми – это явление очень редкое.

Хотя, конечно, это встречается сегодня, я думаю, намного чаще, чем в советское время. Ну, когда такое телевидение, когда так растормаживается сфера влечения, когда так растормаживается все худшее, что есть в человеке, конечно, градус агрессии и процент агрессивных людей, в том числе и агрессивно ведущих себя по отношению к детям увеличивается. Но все равно это крохотный, мизерный процент! А нам внушают, что такого жестокого обращения с детьми полно сегодня.

Так что вот, физические наказания бывают просто необходимы. Ну, что касается наказаний словесного характера, что касается наказаний каким-то действием… Например, когда ребенка куда-то не пускают, или чего-то ему не покупают, или перестают с ним разговаривать… Но это тоже необходимо. Вот я, кстати, хочу сказать, что, когда с ребенком не разговаривают, — это гораздо более жестокое наказание, чем когда его шлепнули.

Вот единственное, что надо помнить, наказывая детей физически, что физическое наказание, шлепок, например, – оно должно происходить непосредственно после совершения проступка, потому что у маленьких детей очень короткая память. И, если их наказать, например, через час после того, как они набедокурили, они искренне не понимают за что.

Вот если их сразу наказываешь, они плачут, топают ногами, надувают щеки, но они в глубине души всегда понимают за что. А проходит немножко времени, и они не помнят! Маленькие дети не помнят, что они набедокурили. Поэтому наказание должно быть сразу, вот как только проступок совершен.

Ну, что касается детей постарше, конечно, чем у них уже более развита второсигнальная, т.е. словесная система, т.е. чем они больше очеловечиваются, чем более развитая у них кора головного мозга, т.е. сознание, тем, конечно, меньше и реже надо наказывать физически, и тем чаще надо наказывать уже, апеллируя к сознанию ребенка. Но, я хочу вам сказать, что бывают случаи, когда и уже в достаточно зрелом, скажем, подростковом возрасте приходится наказывать физически.

Вот мне хочется всегда задать вопрос этим защитникам прав детей, которые считают, что детей можно лишать родителей, а родителей детей (это «не есть нарушение прав ребенка», что его отнимают у родителей, это так… это наоборот «защита»). Вот хочется у этих правозащитников спросить, которые говорят, что ребенка никак нельзя наказывать, и нельзя даже делать ему замечания, и вообще ничего нельзя. А вот как они посоветуют вести себя с подростком, ну, которому уже 15 или даже 16 лет… У мальчишек подростковый возраст и в 16 лет еще бывает. У девочек уже это юношеский возраст, а у мальчиков можно еще считать подростковым часто в 16 лет. Вот если он мать свою обзывает, замахивается на нее, а то и наносит ей удар, вот что должен делать папа в это время в системе запрета наказаний? Он должен спокойно смотреть на то… Как его сын оскорбляет его жену, свою мать? Или он должен всыпать ему как следует? Что он должен делать?

Вот по мысли этих людей, которые так, якобы, заботятся о правах детей, он не должен делать ничего. Вернее, они никогда не отвечают на этот вопрос, они говорят: «Ну, вы же сами виноваты — вы плохо воспитали своего ребенка». Сейчас вообще такая есть склонность во всем обвинять родителей. Не телевизор, который развращает детей с утра до ночи, не компьютерные игры, которые превращают здоровых детей в тяжелых психически больных, нет – это все «не важно», «не они виноваты». «Виноваты родители, которые, — как они любят выражаться, — недолюбили своего ребенка».

Ну, предположим даже они правы. Ну, вот, да, недоглядели, плохо воспитали, ну и что? И теперь смотреть, как он обижает мать? Как он оскорбляет ее дурными словами и еще хочет ее ударить, а может быть даже и ударять? Что должен делать отец? Вот мне хотелось бы какого-нибудь защитника прав детей понаблюдать в этой ситуации – как он будет себя вести. Соответственно европейским нормам? Не знаю, не знаю.

Вы знаете, когда я была в Дании и Швеции, я поняла, что это уже настолько вывернутая наизнанку реальность, что там все может быть. И такое тоже, что отец будет на это спокойно смотреть, а потом скажет своей жене: «Ну, что же делать, мы же не можем нарушить права ребенка!» Все может быть уже. Если там могут посадить в тюрьму человека, который уступает старухе место в электричке, потому что он посмел таким образом намекнуть ей на то, что у нее преклонный возраст, а это «дискриминация» называется, «возрастная дискриминация», то о чем говорить?


Плакат советского времени

Вот, ну нам-то не нужно этого сумасшедшего дома, который нам навязывается так старательно. Это жизнь в сумасшедшем доме, а в сумасшедшем доме долго страна жить не может, особенно если в этом сумасшедшем доме нет врачей. Ведь нам хотят устроить сумасшедший дом без врачей и без возможности запереть особо тяжелого больного.

Ну, вот мне кажется, что нам очень важно осознать, что есть на самом деле жестокое обращение с детьми, о котором ни один правозащитник, ни один любитель детей не говорит. Вот никогда я не слышала, чтобы они защищали прав детей на целомудрие, оно нарушено здесь грубейшим образом. Ведь самое главное, самое прекрасное, что есть в ребенке, — это чистота. Чистоты детей лишили. Искусственно! Они смотрят Бог знает что, они слышат по радио Бог знает что. Ведь редко есть возможность ребенка как-то плотно изолировать от того, что смотрят и слушают родители. Он варится в этом соку. Вот, т.е. по существу детей лишили детства. Но об этом ни один «правозащитник» нам не говорит. «Разве можно посягать на свободу слова, на свободу видеоинформации? Конечно, нельзя».

Никто не говорит о страшной жестокости сегодняшних прививок. Вот я недавно общалась с очень крупным врачом из Питера, он сейчас приехал в Москву, такой академик Копылов. Он мне сказал, что у него очень много сейчас детей, он вообще любит лечить совсем маленьких детей. Я даже, когда у него побывала (вот он в Москве сейчас ведет прием, он уже, правда, уезжает через пару дней), очень много грудных детей приводят… привозят к нему. И он мне говорит: «Вы знаете, больше половины детей с церебральным параличом и с аутизмом – это результат прививок».

Ну, вот это разве не жестокое обращение с детьми, что детей превращают в инвалидов? Но об этом никто не говорит. Наоборот: очень любят говорить родителям, что если они посмеют не сделать «необходимые» прививки, то у них отнимут детей. А прививки делать нельзя! Вот это уже не какая-то там православная женщина, православная активистка сказала, а я целую передачу сделала в прошлое воскресенье. Вот сегодня она, кстати, идет. Мы сейчас разговариваем, как раз в 3 часа началась эта передача, мы ее записали на «Народном радио» с этим академиком Копыловым. Вот он объяснил что это такое.

Вы представляете, когда ребенок только родился в первые 12 часов жизни ему норовят сделать прививку от Гепатита В! Эта болезнь бывает у проституток, у наркоманов и у гомосексуалистов. Актуально ли это для ребенка, которому нет 12 часов? Он еще полсуток не прожил! А что такое прививка? Прививка – это в стертой форме заболевание.


Современный плакат о правах ребенка

Или прививка от рака шейка матки. Младенцам. Девочкам младенческого возраста. Вот этот академик сказал, что такая болезнь бывает, ну, в какой-то там доли процента, я сейчас не помню, но достаточно редкая. И он говорит, фактически, грудным девочкам тоже в стертой форме прививают болезнь. Прививают этот вирус, который называется папиллома человека. Вот от этого вируса, оказывается, бывает такой специфический рак время от времени. Это не жестокое обращение с детьми разве?

А то, что отменили принудительное лечение от алкоголизма и тяжелых душевных заболеваний, — разве это не жестокое обращение с детьми? Ведь как и женщина, и ребенок часто терпят от папы-алкоголика, или от папы-душевнобольного! Пока он топором не разрубит кого-нибудь из близких надвое или на более мелкие куски, психовозка за ним не приедет, права человека свято соблюдаются. Но не их права, не детей. Не женщины, которая измучена тем, что она уже не знает как оградить своих детей и себя от тяжело психически больного. Его права свято охраняются. Это разве не жестокое обращение с детьми?


Современная реклама алкоголя

Вот я когда была студенткой, одна из практик, которую мы проходили, это была практика в наркологическом диспансере. Сейчас принято говорить, что все равно не вылечишь. Это ложь. Нет, многих вылечивали от алкоголизма. Это было принудительное лечение, принудительно в рамках этого лечения алкоголик ходил, как это называлось? Лечебно-трудовой диспансер. Коробки клеили или еще что-то там делали. И вы знаете, вылечивались! Это ужасное вранье, что никто не вылечивался. Вылечивались! Не все вылечивались совсем, но вылечивались на какое-то время, значит на какое-то время семья могла вздохнуть.


Плакат советского времени

Вот, сегодня, как вы знаете, алкоголизм принял уже какие-то циклопические масштабы, при этом никакого принудительного лечения. К этому прибавилась наркомания. И очень часто папа-наркоман тоже изводит всю семью, в том числе и детей, но это не считается жестоким обращением. Говорят, что у него есть своя воля, и, если он захочет лечиться, пускай лечится, но ни в коем случае его нельзя принуждать. Хотя это необходимо, потому что у него своей воли уже нет, он одержимый! У одержимого человека своей воли нет. Он в лапах такого дьявольского зловолия находится, можно сказать. Поэтому его насильно надо вырвать из этих лап. Но это называется «нарушением прав и свобод личности».

Прав теперь нет только у родителей, у родителей нет никаких прав. И случаи отнятия детей множатся и множатся. Я сегодня до того, как идти в церковь, рано утром посмотрела в компьютере письма… Я думала, ну, что может за ночь прийти? В 12 ночи я последний раз смотрела электронную почту, а тут посмотрела в полвосьмого утра. Вот пришло известие о том, что опять отобрали детей. Опять отобрали детей в Московской области.

Только что пришло, несколько дней назад буквально, ну, или неделю назад письмо от девочки 17 лет из Курской области. Она рассказывает, как у ее мамы и отчима отняли двух родных детей ни за что, ни про что. Только потому, что соседке богатой захотелось иметь мальчика. У нее две девочки, и вот отняли и отдали, вероятно, за большие деньги. А девочку 7-и лет… Это мальчика 2.5 лет, который лежал с мамой в больнице, у него был бронхит, его прямо из больницы взяли и отобрали. Причем сослались на то, что она как-то еще не получила какой-то родительский капитал, вот что-то такое. И девочку 7-и лет отняли и поместили в детдом. Органы опеки, да.


"…или быть на попечении тех, кто обеспечит им наилучший уход".


"Кассационный суд Италии полностью снял обвинения с 60-летнего мужчины,
который подозревался в растлении 11-летней девочки,
а отношения между ними назвал «любовью»".

Отняли в Москве у интеллигентных родителей, мама – филолог, папа – программист, пятерых сразу детей. Об этом была статья, которая называлась «Ювенальное бесстыдство» в газете «Мир новостей» от 23-го ноября. Если у кого-то есть Интернет, посмотрите. Семья Кузнецовых. Отняли детей. Мальчиков обрили наголо в больнице, они совершенно здоровы были. А почему? А потому, что родители делали ремонт сами. У них не было денег нанять мастеров и быстро сделать ремонт, поэтому они делали его сами и, естественно, они не могли это сделать за 3 дня.

Вот так, как они теперь приходят. Пришли без звонка, без предупреждения, все проверили, хотя их никто не приглашал. Кричали на мать, чтоб она подписала какую-то бумагу, что она не против отнятия детей, «если не подпишет, ее тут же лишат родительских прав». Она в состоянии тяжелого шока что-то там подписала, не помня себя от ужаса. И все, и детей отобрали. Но, слава Богу, у них друзья-юристы, муж и жена. Вот я сейчас общаюсь с этими юристами. Они будут выступать у нас на форуме 22-го числа. Слава Богу, что удалось этих детей отбить! Большой кровью! Дети в таком состоянии находятся, что нуждаются в серьезной реабилитации психолога. Родители тоже находятся в жутком состоянии. И вот я – детский психолог, я понимаю, что такое насильственное разлучение детей и родителей. Я хочу вам сказать, что эту травму может быть никогда не удастся залечить. Ничем.


Наталья Захарова с дочерью

Закона о ювенальной юстиции вообще сказали, что не примут. Просто «жестокое обращение с детьми» – это, как теперь принято говорить, новая фишка. Они не будут больше говорить «ювенальная юстиция», они уже знают, что общество это пугает. Общество протестует. Так что теперь нам будут говорить, что кругом «жестокое обращение с детьми». Вот то, что дети жили в состоянии ремонта пару месяцев – это «жестокое обращение с детьми», «нельзя так жить, надо иметь деньги на мастеров». Правда, никто не предлагает помочь семье, в которой пятеро детей и мама не работает, а папа работает программистом, – этого никто никогда не предлагает, а только говорят «вы бедные, вы плохо живете, у вас неподходящие условия». Вот, так что в страну пришел фашизм самый настоящий.


Современные плакаты о правах детей

Я тут написала письмо… Я не помню, рассказывала ли я вам про Йохана Бекмана. Да, вот я ему написала письмо, этому замечательному человеку, который в Финляндии возглавляет антифашистский центр, и который такого огромного роста и вообще таких габаритов, что, мне кажется, ему как можно чаще надо показываться ювеналам на глаза, потому что его можно просто испугаться. Он швед. Он швед, женатый на финке и живущий в Финляндии. Настоящий снежный человек огромный. Когда он 1 июня приехал в Москву и давал вместе с отцом Всеволодом Чаплиным пресс-конференцию по ювенальной юстиции в Интерфаксе, и потом я пригласила его в кафе, потому что чувствовалось, что человек таких габаритов долго не может быть без еды, мне показалось, что я кормлю какого-то сказочного великана, что он прямо забрасывает целую курицу в рот.


Йохан Бекман с Анной Кисличенко

Так вот Йохан Бекман, когда я спросила его… Мы переписываемся с ним постоянно по электронной почте. Я спросила его, сможет ли он выступить на нашей секции на «Рождественских чтениях». Нам с Татьяной Львовной Шишовой дали в этом году как всегда секцию. Вот, пока еще дают. Но мы не стали ее называть «Ювенальная юстиция», чтоб не дразнить гусей, потому что… Ну, вы понимаете, что везде есть по-разному настроенные люди, в том числе и в нашей церкви, хотя патриарх высказался по поводу ювенальной юстиции резко отрицательно, но либеральное крыло есть и у нас в церкви, да, к сожалению. Вот поэтому мы назвали как-то чуть-чуть по-другому: «Новые вызовы семье и ответы на эти вызовы». Ну, примерно так. И вот я его спрашиваю в электронном письме:

«Дорогой Йохан, сможете ли Вы приехать на «Рождественские чтения» на нашу секцию, которая будет 3 февраля, учитывая то, что патриархия не оплачивает проезд и пребывание?»

Он ответил немедленно. Такое было впечатление, что он в это время сидел за компьютером, потому что ответ пришел мгновенно:

«Безусловно смогу. Мое выступление будет называться так…»

Он по-русски хорошо довольно и говорит, и пишет, только он пишет латинскими буквами, у него, видно, нет русской клавиатуры.

«Мое выступление назовите так: «Ювенальная юстиция – русофобия, фашизм, сатанизм».

Я ему тут же пишу:

«Дорогой Йохан, Вы можете говорить все, что угодно, но давайте назовем более деликатно».

Он тут же мне пишет:

«Как именно?»

Я чуть-чуть подумала и пишу ему:

«Защита прав детей в Финляндии».

Но это ж одно и то же. Вы понимаете, что все ЭТО – «защита прав детей»?

Он пишет:

«Я на все согласен».

Вот, так что, если у кого-то будет возможность 3-го числа приехать в Москву… Ближе к концу января уже будет понятно где мы проведем секцию, и это будет в Интернете, конечно, и я еще каким-то образом предупрежу жителей Сергиева Посада. Вот вы сможете его увидеть, потому что стоит приехать хотя бы для того, чтобы посмотреть на него и послушать, как он говорит. Мы не отваживаемся так говорить прямо, хотя… Ну, конечно это фашизм, конечно это сатанизм. Ну, что касается русофобии – ему виднее, он считает, что там преимущественно по отношению к русским женщинам, которые замужем за финнами, вот все это происходит. И там чудовищные, конечно, истории.

Помните женщину… По-моему, ее зовут Валентина Путконен, которая отказалась дать девочке сразу конфеты, а сказала, что сначала надо помыть руки, а потом съесть суп. Вот ее лишили ребенка. Кстати говоря, Наталья Захарова сейчас в Париже, молитесь усиленно о ней. Вот я о ней так молюсь: о Наталье… О путешествующей Наталье в тяжких обстояниях. Представляете, какое мучение, она с 7-го числа там, значит уже сколько? Довольно давно, 12 дней. Она знает, что девочка где-то рядом, в закрытом интернате для трудных детей, она не может ее увидеть. Но она не выдержала и поехала туда. Она подумала, что может быть там она каким-то чудом ее выцарапает. А о ее девочке, которая уже даже не отроковица, потому что ей летом исполнилось 15 лет, я молюсь так: о Марии во узах.


Наталья Захарова с дочерью

Ну, так вот, если вернуться к Йохану Бекману, то хочу вам сказать, что он недавно со мной виделся еще раз. Ну, может быть это было месяц назад, он позвонил и сказал, что он умоляет приехать в гостиницу «Советская», что он буквально на несколько часов в России, и ему очень хочется повидаться и взять с меня интервью. И он мне сказал, когда мы увиделись: «Вы знаете, вот я – нормальный мужчина, я люблю свою жену, у меня двое маленьких детей – 4-х и 2-х лет, пока еще они могут воспитываться дома. Потом я не знаю куда их спрятать». Ну, в Скандинавии с 3-х лет сексуальное просвещение детей в детском саду. Вот, говорит: «И меня считают сумасшедшим, потому что я не гомосексуалист».

Так что понимаете, это на самом деле уже реальность по ту сторону добра и зла. Поэтому, когда вам рассказывают какая там социально устроенная жизнь, это все правда, но вы вот об этом вспоминайте. Никакой социальности не захочешь! Это жизнь в аду. Вот поскольку я была в Швеции и в Дании, я вам немножко рассказывала об этом, я была там во второй половине мая, а в середине октября на Покров была на «Покровских чтениях» в Финляндии в Хельсинки, я вам могу сказать, что, когда возвращаешься домой, несмотря на то, что здесь и то, и се, и пятое, и десятое, и жалуемся, вот… Не то что землю целовать хочется, а просто землю у помойных баков хочется целовать даже. Вот такое счастье, что мы не там, а здесь.

Так что, если вернуться к жестокому обращению с детьми, можно написать целый список в ответ вот этим ювеналам хитрым, которые теперь выкатили тяжелую артиллерию. Просто ювенальная юстиция не прошла здесь, слава Богу, люди еще не совсем уснули, они не готовы сдать детей. Вот, но теперь они выкатили тяжелую артиллерию: «жестокое обращение с детьми». Так вот можно… Не знаю, как это называется, вот эта тачка, на которой выкатывают артиллерийское орудие, можно же ее развернуть в другую сторону, и предъявить им список, вот как быть с этим…

А то, что у нас масса бедных семей, которые не могут детям своим никакой отдых летний дать, потому что он платный теперь, это не жестокое обращение с детьми? А то, что в больших городах детей не выпускают во двор. Вот в Москве, я живу на первом этаже, откроешь окно… На первом этаже раньше невозможно было летом дома находиться, еще не так давно — такой был крик детский во дворе. А сейчас хочешь услышать хоть немножко детских голосов, и не слышишь их, дворы пустые, потому что детей нельзя теперь во двор выпускать, там педофилы – так мне объясняют родители, когда приходят на прием ко мне как к детскому психологу.

Я спрашиваю: «У вас ребенок во дворе гуляет?» А смотришь, ребенку уже 10-, 11-, 12 лет, он уже вообще на другой конец города может ездить. Я вон ездила по Москве с 7 лет в городском транспорте. Конечно, мне бабушка говорила на какой номер автобуса сесть, чтобы доехать, предположим, до Дома пионеров, на какой остановке слезть. Но никто не боялся ребенка отпускать в Москве. Вот теперь во двор около дома не пускают. И когда я спрашиваю маму: «Ну, у вас мальчик гуляет во дворе?», — мама на меня смотрит, как будто я или свалилась с луны, или приехала с Северного полюса, и говорит: «Вы что?! Это же нельзя!» Я говорю: «Почему нельзя?» — «Ну, педофилы же!» Это разве не жестокое обращение с детьми, что детей лишили главной радости и главного места для развития психики – двора? Это абсолютно необходимо! Я уже когда-то вам говорила, что ничто не может заменить дворовых игр. Никакие психологические тренинги.

Вот детей посадили за компьютер и дали им эти жуткие компьютерные игры. А это что, не жестокое обращение с детьми, что детей приучили вот к этим компьютерным играм, которые на самом деле являются тренингами для американских военных убийц, а вовсе не детскими играми? Это что, не жестокое обращение? Я не знаю что тогда… Что тогда жестокость? Но они отвечают на этот вопрос: «жестокость – это когда родители делают замечания».


Современный плакат о правах ребенка

Вот я вам уже говорила, что у нас много так называемых пилотных регионов. К сожалению, никак не удается прикрыть там всякую эту гадость. Дело в том, что Елена Борисовна Мизулина, глава Комитета по делам женщин, семьи и молодежи она сделала запрос в Генеральную прокуратуру по поводу экспериментальных ювенальных судов вот в этих регионах и получила ответ, что, во-первых, они не финансируются из государственного бюджета никак, т.е. они получают западные гранты, вот, во-вторых, это противозаконно, потому что фактически существует параллельная судебная власть, параллельная уже существующей – это невозможно по нашей Конституции. И все равно они пока не закрыты, но, конечно, мы будем стараться этого добиться, чтоб они закрылись.


Плакаты советского времени

Так вот это все существует, это все идет дальше, но никто не говорит о настоящем жестоком обращении с детьми. Вот мне кажется, людям надо это объяснять, потому что вы же знаете, что… Ну, особенно люди далекие от церкви – они, к сожалению, сидят плотно на телевизионной игре, и они, наверно, там все время видят передачи про жестокое обращение с детьми, и верят этому.

Вот им надо объяснять что есть настоящее жестокое обращение с детьми. Конечно, самое жестокое – это растление. А что касается компьютерных игр, то они превращают здоровых детей в инвалидов. Это истребление будущих мужчин, фактически. Ну, в основном мужчин, потому что девочки редко впадают в состояние компьютерной зависимости, а мальчики все чаще и чаще. Во двор их не пускают, и, чтоб они не мешали, не дергали родителей и бабушку, их высаживают за компьютер.

А потом родители приходят ко мне, например, и говорят: «Что делать? У ребенка зависимость, он уже даже не хочет оторваться, чтобы пообедать. На минутку! Его не оторвешь!» Ни спать не хочет, ни гулять, ни обедать, ни ужинать, не говоря уж о том, что он уроки не хочет делать. Ну, так она сама его посадила за эту игру, потому что… А что с ребенком делать, когда он в маленькой квартире? Он бесится от скуки, и милое дело дать ему компьютер и все! Вот это вот жестокое обращение с детьми: пустые дворы и компьютерные игры, которые любого самого здорового человека могут сделать больным, потому что это запредельная жестокость.


Плакаты советского времени

А то, что семья, в которой много детей, не может, ну, не может купить квартиру за эти огромные деньги, и им не дают, и дети друг у друга на голове, и детям некуда деваться… Часто большая семья на 18-и метрах – это не жестокое разве обращение? Жестокое обращение. Но они решают по-другому эту проблему: они отнимают детей вместо того, чтобы дать людям нормальное жилье. И вот об этом надо говорить. Об это надо говорить неустанно со всеми, с кем можно: и со своими соседями, и с сослуживцами, и с родственниками, и со знакомыми. И у кого есть возможность говорить с самыми разными представителями власти. Надо это делать обязательно. Потому что, вы знаете, вот мой опыт показывает, что злонамеренных людей во власти очень мало. В основном люди как-то не вникают. Им говорят, что надо бороться с жестоким обращением, они за это голосуют, они подписывают бумаги, не глядя.

Ладно, если б это в Европе, на которую мы любим ориентироваться, принесло какие-то хорошие плоды. Страшные результаты: люди не хотят иметь детей. А у нас все время говорят, что у нас страшные демографические проблемы. Ну, так они будут еще страшнее: никто не будет рожать в такой ситуации. Зачем? Чтоб пришли и отняли? Так что это не просто секонд-хенд из Европы, а это протухший секонд-хенд.

Ведь понятно уже, что там ужасная ситуация просто! Какой самый частый диагноз сейчас? Неуправляемость. Неуправляемость, расторможенность, повышенная агрессивность. Ну, и с чего бы это? Что, прямо в одночасье стали рождаться неуправляемые агрессивные дети? Да ничего подобного! Их делает такими отсутствие воспитания, а воспитывать детей боятся, потому что это называется «жестокое обращение».


Современный плакат о правах ребенка

Я помню, когда мы с Татьяной Львовной Шишовой год назад, немножко больше года назад попали во французское посольство, где был круглый стол, называющийся довольно странно для французского посольства: «Ювенальные технологии в России», там были французские судьи. И вот я помню в перерыве подошла к одной такой тетке, судье и спрашиваю:

— Скажите, пожалуйста, а вот то, что вы преступников малолетних никак не наказываете даже за тяжкие преступления…

У них даже если малолетний преступник, а это до 18 лет включительно, изнасилует, убьет – максимум 3 месяца лишения свободы, как они говорят «с ежедневным ювенальным сопровождением». Ну, чтобы там были соответствующие комфортные условия в тюрьме, чтобы он в футбол играл, в бассейне купался, чтоб вода была нужной температуры в бассейне. Я говорю:

— …Скажите, пожалуйста, это снизило преступность?

— Нет, только повысило.

Они сами говорят! Ну, естественно! Она говорит:

— Очень большой процент взрослой преступности.

Понятно почему! Потому что до 18 лет это не фиксируют как тяжкое преступление, это же «дети», «надо защищать их права». Потом как 18 исполнилось, сразу растет эта кривая – она подскакивает вверх, потому что вот все эти ненаказанные в детстве преступники теперь уже зафиксированы как преступники, потому что им исполнилось 18.


Современный плакат о правах ребенка

Так что можете себе представить, вот особенно в связи с событиями, которые сейчас происходят на Манежной площади, на Киевском вокзале, в Останкине… Вот можете себе представить, что будут эти детки вытворять, зная, что они ненаказуемы, что все, что с ними сделают в наказание, будет называться «жестокое обращение». Вы представляете, что будет твориться здесь? Вот, поэтому надо как-то нам на это реагировать более решительно, наверное.


Современный плакат о правах ребенка

Мы уж стараемся, но не знаю… Ювеналы тоже очень стараются. Они 27-го и 28-го ноября провели форум. Главной была партия «Единая Россия» на этом форуме в Санкт-Петербурге по жестокому обращению с детьми, и там намечены были уже меры по прекращению этого жестокого обращения с детьми. Ну, в общем все те же ювенальные штучки только под другой этикеткой. Поэтому нам просто необходимо успеть как-то… Они 27-го числа должны положить на стол (ровно через месяц после того, как они организовали в Санкт-Петербурге), должны положить на стол президенту готовое решение этого вопроса, нам надо опередить их, поэтому мы в срочном порядке 22-го устраиваем свой Всероссийский Родительский Форум, — я очень надеюсь, что нам что-то удастся.

Видите, все-таки нам удалось отстоять что-то, потому что они боятся уже закон о ювенальной юстиции принимать, его отложили. Все, его нет больше! А если б мы не шумели, ну, все бы уже давным-давно было. Так что не надо думать, что это бессмысленно. Это не бессмысленно.

Просто враг очень хитер, изворотлив, и, естественно, чем больше мы с ними боремся, тем они становятся изощреннее. Они придумывают все новые и новые хитрости. Но когда-нибудь эти хитрости исчерпаются, потому что, вы знаете, все-таки по-настоящему подлые люди не умны. Вот я обратила внимание, что большого ума у них нет. Так вот хитрость есть, а настоящего крупного ума нет, потому что крупный ум – он нерасторжимо связан с благородством, с нравственностью. Вот, помните, в романе «Идиот» Аглая говорит князю Мышкину, что есть главный ум и есть не главный. Вот у этих негодяев главного ума нет. Поэтому хитрости их когда-то исчерпываются. Сколько они ни придумывают, все равно это когда-то кончается. Вот, а наше дело правое, мы победим. Ну, давайте я теперь на вопросы отвечу.

О форсайт-проекте

Форсайт-проект – это ужас. Я, знаете, когда мне пришло письмо на эту тему, когда я первый раз об этом узнала, я вспомнила очень далекое уже прошлое. Я тогда только вышла замуж, мы были очень юные, это был 74-й год, выслали Солженицына из Советского Союза. И вот мы с мужем каждый вечер ловили радио «Свобода», BBC, «Голос Америки», — нам хотелось услышать голос нашего кумира уже из-за границы. И, наконец, мы поймали. По-моему, это был канал, который назывался «Свободная Европа», но может я что-то путаю. «Свободная Европа», да. Он еще был не в Америке, он был тогда в Кельне по-моему, его сначала привезли в Германию. А мы уже к этому времени прочитали «Архипелаг ГУЛАГ», кто-то привез из-за границы, дал на 3 дня, мы запоем прочитали, жить после этого не хотелось… Вообще страшно было выйти на улицу. Не от того, что арестуют, а просто от того, что вот ты сейчас увидишь может быть тех людей, кто-то из которых в молодости это все делал. Ну, ужасно в общем. Ужасное потрясение мы тогда пережили. В 20 лет как-то особенно остро все это переживается. И вот ему задают вопрос журналисты (это я все про форсайт отвечаю):

— Александр Исаевич, а как вы могли собрать такую огромную информацию?
Он сказал:
— Мне помогали некоторые люди из КГБ.
А эта западная журналистка говорит:
— Как из КГБ?!
Он говорит:
— Представьте себе, везде есть усталые и надломленные люди.

И вот эту фразу я запомнила. И вот, батюшка, хочу вам сказать, что везде есть усталые надломленные люди. Они оказались и в Общественной палате, в которой созрел этот ужасный проект. Одна моя знакомая, мелкий клерк из Общественной палаты выкрала из компьютера своей начальницы этот проект и прислала мне. Она только попросила никогда не упоминать ее фамилии. Ну, я и не упоминала; я просто дала то, что получила, людям, которые быстро проанализировали его.

Дала руководителям нашего движения «Народный собор». Я очень счастлива, что у нас это движение есть, потому что там собралось много хороших, честных, смелых и умных мужчин. Давно мы не видели мужчин впереди, а вот там видим, и это очень радует глаз. И сердце.

Вот, дала я это Алле Алексеевне Добросоцких, которая редактор издательства «Даниловский благовестник», но живет она в городе Александрове, ближе к вам, наверно, немножко, чем к Москве. И она там выпускает газету, которую может быть кто-то из вас видел, она называется «Православная газета для простых людей» — она уже 10 лет главный редактор этой газеты. И вот Алла Алексеевна — моя приятельница, тоже быстро проанализировала форсайт-проект и дала большую статью в своей газете. И так это стало кругами расходиться.

Форсайт-проект – это собственно тот айсберг, вершину которого мы увидели, когда узнали, что такое ювенальная юстиция. Ювенальная юстиция, т.е. разлучение детей и родителей нужно для того, чтобы осуществить форсайт-проект. Если очень коротко говорить, форсайт-проект – это превращение детей в послушных роботов. Это особая форма обучения детей, это унификация воспитания детей, огосударствление детей – вот что это такое. Превращение их в товар. В том числе и интеллектуальный товар. Вот способные дети будут обучаться, предположим, в этом Сколкове – там будет специальная школа. Но родители там называются в этом проекте «сопровождающими». Они просто должны на первых порах детей кормить, никаких особенностей родительского воспитания не допускать, делать все как им скажут.

В принципе они должны получить сертификат на право быть родителями – об этом как раз мечтала Маргарет Зангер в 20-е гг, создательница фашистской организации, которая теперь называется «Планирование семьи». А при Маргарет Зангер… Ну, вернее до Нюрнбергского процесса Маргарет Зангер называла эту организацию «Контроль над рождаемостью». Она как раз в 20-е гг писала в журнале (у нее был свой журнал), что вообще родителем может стать не каждый, надо пройти экзамен на родительство, и надо людям выдавать сертификаты. Вот, как раз в форсайт-проекте тоже об этом говорится, что далеко не всякий достоин быть родителем. Ну, и прямым текстом там говорится о необходимости вживлять в мозг детей чипы к 30-му году.

Сначала это кажется какой-то дурной фантастикой, когда это читаешь, потому что это… Ну, это чересчур, понимаете? Это все с перехлестом. А потом думаешь: а еще год назад вот если б мне сказали, что будут приходить в любой дом и отбирать всех пятерых детей… Уж я, которая знакома с этой ювенальной юстицией, я год назад бы еще думала: может быть это преувеличение? А теперь я уже знаю, что отнимают. Так и с этим. Если мы не восстанем против этого, все это будет. Но думаю, что мы этого не допустим, потому что это последняя черта, это не жизнь: дети-роботы, дети с какими-то чипами, вживленными в мозг, с помощью которых можно всячески влиять на людей, как вы понимаете, — это электроника.

Там сказано о том, что совершенно необязательно будет этим подросшим детям рожать своих детей, потому что будут такие совершенные роботы-младенцы, что для удовлетворения материнского инстинкта вполне достаточно будет. Помните эти игрушки тамагочи? Или как они назывались? Вот одно время дети этим увлекались, и было такое впечатление, что прямо эта игрушка умеет все как живая. Ну, вы представляете себе, еще через 5-10 лет какие совершенные будут роботы? Будет прям тепленький младенец, только искусственный. Он даже писать будет! Если запрограммировать. А если эту программу не включать, то не будет – так удобнее!


Силиконовые куклы-младенцы

А вот я когда была в Скандинавии, там очень часто женщины так говорят своим соседям… Ну, женщины, которые не вступают в брак. Там большинство не вступает в брак, а если вступают, то часто в противоестественный, который браком-то не назовешь. Вот такие, которые в противоестественном, они могут, например, соседке по лестничной клетке сказать: «Здравствуй! Я вчера осеменилась!» Искусственное осеменение как на ферме. Приходишь в специальный центр и там прямо меню – даже не видишь того, кто сдал это семя когда-то в банк. Просто вот так выбираешь: голубые глаза, пепельные волосы, рост такой-то, и определенная плата – что тебе подходит по твоему вкусу и по цене. И там врачи уже в Скандинавии даже тем женщинам, которые думают о вступлении в брак, говорят, что это не нужно. Зачем, когда есть искусственное осеменение? Зачем брак?

Вот и в форсайт-проекте написано, что брак – это отжившая форма, что надо утвердить все типы семьи. Да-да, по-моему 8, или 5, я не помню сейчас точно. Ну, мужчина с мужчиной, женщина с женщиной, трех женщин и одного мужчины – это тоже «семья», все — «семья»! Да-да, «шведская семья» существует… Доноры, да. Там очень это принято. Причем, вы знаете, я попала в Калининград недавно, уже после Скандинавии, ну совсем недавно, и там навестила свою ученицу – детского психиатра, которая работает в таком престижном психологическом центре для богатых. Для богатых клиентов. И вот она сказала, что столько с детьми, которые произошли от экстракорпорального оплодотворения (так по науке называется искусственное осеменение – экстракорпоральное оплодотворение), — вот массовая патология, мне сказали калининградские психологи. А к ним приходят именно богатые. Ну, так богатые это и делают, у нас, слава Богу, это дорого пока.

Да, но, вы знаете, у нас уже говорят и о том, что надо выращивать женщин, которые предоставят свою утробу на 9 месяцев в аренду для вынашивания, потому что… Ну, во-первых, у кого-то есть привычный выкидыш, а кто-то просто не хочет портить фигуру.

Вот, так что это жизнь после жизни, которую тут тоже стараются насадить, поэтому будьте очень внимательны. Старайтесь вот за этими гуманистическими оболочками все-таки увидеть истинное содержание. Очень тяжело, конечно, слушать про массовое жестокое обращение с детьми, но вы в это не верьте. Еще раз повторяю: очень редко в каких семьях это бывает, очень редко. И такие семьи или такие отдельные родители (как правило все-таки это отцы), — они оказываются под всей строгостью закона. Если апеллировать к закону, то все необходимые статьи… Я ради этого изучила Уголовный Кодекс – это очень скучное занятие, но я это сделала, — есть статьи, все в порядке. Когда истинно жестокое обращение.


Плакат советского времени

Так вот, я еще раз хочу вам подчеркнуть, что истязание – это когда причинение ребенку боли доставляет патологическое удовольствие. Оно, конечно, может быть только патологическим, и связано это с психической ненормальностью. А когда наказывает родитель, он сам переживает больше, чем ребенок. Он наказывает от любви к ребенку, потому что хочет, чтобы ребенок человеком стал. Чтоб у него не только размер ноги вырос, а чтобы душа росла. Вот это вообще самая главная задача воспитания: чтобы росла душа, чтобы росло сердце, а это без наказания как правило невозможно.


Плакат советского времени

Про форсайт-проект хочу дополнить: если у кого есть Интернет, воспользуйтесь возможностью прочитать очень толковую статью: Александр Разумовский, называется «Форсайт-апокалипсис» — там очень четко написано, что такое форсайт-проект. Это ужас. Это нечеловеческая реальность. Вообще я скажу вам, что все, что происходит вот в этой сфере сегодня, в сфере детско-родительских отношений, в сфере разрушения семьи, — это вообще нечеловеческая логика. Вот почему мы не можем поверить в это сразу, когда слышим? Потому что… Вот бывают дурные поступки, бывают подлости, жестокость… А вот это что-то совсем за пределами человеческой логики. Это не человеческое уже, это сатанинское, поэтому-то человек, который руководствуется человеческой логикой, он сначала в это не может поверить, потому что это вот именно… Ну, так называлась одна из основных работ Ницше «по ту сторону добра и зла». Вот это по ту сторону добра и зла уже происходит.

1 сентября во всех школах России посвящен декларации
о правах ребенка. Все полгода мы, учителя, вынуждены проводить
классные часы. Есть игровые программы «О правах ребенка»

А вы бы спросили, если вы педагог, спросите директора, спросите своих коллег-учителей: «А почему о правах ребенка должны знать «ребенки»?» Это не для них все делалось-то. Международная конвенция о правах ребенка создавалась для юристов, специалистов в области детства, но это не для детей. Это документ не детский. Почему дети должны знать про свои права? Я понимаю, дети, которые, не дай Бог, живут на помойке, — вот они должны знать, что с ними не имеют права делать то-то, то-то и то-то. А почему нормальные дети, у которых есть родители, педагоги, почему они должны знать про свои права? Что, взрослые их не защищают что ли? Вот вы спросите, потому что люди часто не задумываются над тем, что происходит, и над тем, что им подсовывают.


Современный плакат о правах ребенка

Кстати, вот для тех, кто работает в школе: знайте, что анкеты, которые сейчас часто распространяют и раздают детям с вопросами о том, есть ли вредные привычки в семье, какие именно, какая обстановка дома, с кем ребенок спит в одной комнате и т.д. – это грубейшее нарушение статей Конституции. Поэтому, если какие-то родители продвинутые вот эту анкету увидят (продвинутые в области прав), они запросто могут подать в суд! И они выиграют его! Хотя это навязывают теперь многим школам — такие анкеты, но это грубейшее нарушение Конституции. Если я не ошибаюсь, по-моему 23-й и 24-й статьи, я могу ошибаться. А я скажу о чем: о приватной информации. О праве человека на приватную интимную информацию. Это разглашение фактически семейных тайн. Ребенок же этого не понимает, он по простоте душевной все расскажет, а это уже в ювенальную коллекцию. Они смотрят, что там? Ага, вредные привычки – значит в эту семью надо прийти, значит из нее можно уже изъять ребенка. А что, можно разве про какую-то семью сказать, что она идеальная? Ни про одну так не скажешь, всегда можно к чему-то прицепиться.

Я вам больше скажу, очень часто (вот здесь сидит одна мама, с которой мы знакомы более близко), очень часто родители сейчас столько глупостей делают в воспитании детей, что поставь им голову на место, и с ребенком уже можно больше ничего не делать, и так все будет хорошо. То есть действительно, на самом деле мозги так свинчены этими тупыми журналами глянцевыми, вредоносными советами, которые дают, к сожалению, мои коллеги-психологи сегодня очень часто, и т.д., что… Ну, родители Бог знает что делают сейчас. Ну, понимаете, на самом деле этот процесс динамический. Вот стоит немножко часто поговорить, иногда хватает получаса или часа разговора – и все! Вчера она глупо себя вела с ребенком, а сегодня, смотришь, — все выправилось. А даже если она будет продолжать себя глупо вести – это все равно не причина отобрать детей. Самое страшное – это разлучение детей с родителями, особенно с матерью. Вот это надо затвердить, что страшнее ничего нет. Это самое страшное нарушение прав ребенка.

Органы опеки.
Кто-нибудь следит за их произволом, за правильностью их решений?

Такое впечатление, что им дали карт-бланш, что им разрешили сейчас делать все, что угодно. Вообще вы знаете, у меня крепнет ощущение, что это какая-то чудовищная провокация. Что хотят вызвать народный бунт или еще что-то в этом роде. Или это какая-то секта.

О сложности усыновить, и о легкости изъятия

Понимаете, специально же устроили показательный процесс супругов Агеевых, которые… Ну, идеальные приемные родители! Я таких вообще никогда не видела приемных родителей как они! Вот, это специально, чтобы поняли, что теперь все будет непросто, потому что гораздо выгоднее продавать за границу детей. 50 000 долларов в среднем стоит ребенок из России – это мне сказала та же сама Елена Борисовна Мизулина, которая знакома с этим вопросом гораздо лучше, чем я. Вот средняя цифра – 50 000 долларов, поэтому зачем отдавать кому-то, когда можно выгодно продать?

Я вам скажу, что Йохан Бекман подтвердил нашу догадку: очень заинтересованы педофилы в том, чтобы детей забирали из семей, потому что тогда дети становятся гораздо более доступными. Мало того, они очень часто, ну, за границей по крайней мере, работают в этих структурах ювенальных.

О бэби-йоге

Да, я об этом слышала, но я вам сразу говорю, что по моим наблюдениям (уже довольно многолетним) все эти вещи, пришедшие с Востока и очень упрощенные, они всегда связаны с философией. Они никогда не бывают без вот этого философского религиозного фундамента, поэтому не надо никогда… Вот даже не разбираясь особенно, просто не надо никогда соблазняться на это. Вы знаете, многие люди сегодня делают много вредного. Просто надо говорить, что это, во-первых, не проверено можно ли так с детьми обращаться. Цыплят по осени считают – вот что надо говорить родителям. Что необязательно отрицательные результаты видны сразу же. Бывает, что они видны через 10-20 лет, и что тогда делать? Уже поздно будет! Поэтому ни в коем случае! Это все не проверено на нашей почве.

Мне кажется, что если бы детей выпускали во двор, то не нужна была бы никакая бэби-йога. Вот как раньше, ребенок как только начинал двигаться, с ним сначала мама или бабушка выходила во двор, а потом, когда ему становилось 4-5 лет, его уже выпускали одного и смотрели за ним в окошко. Время от времени выглядывали в окно: где он там. И тогда ничего этого не нужно, это все какие-то искусственные меры. Ребенок и сам по себе достаточно подвижный. Другое дело, если у него какая-то патология: костная, например, или мышечная. Ну, так все равно надо спросить у серьезного врача что с этим делать: может быть массаж, может быть лечебная гимнастика. Вы знаете, в советское время был накоплен такой огромный опыт вот этой лечебной гимнастики и массажа в детской среде, что лучше обращаться к опытным врачам, потому что они действительно 20-30 (40 лет некоторые) наблюдали результаты, и лучше к ним обращаться.

Понимаете, к сожалению, очень много сегодня врачей, которые получают деньги не только у себя на работе. И часто то, что они получают от какой-нибудь бэби-йоги, гораздо больше, чем их зарплата. Так же как врачи-гинекологи многие связаны с «планированием семьи» и именно поэтому рассказывают женщинам, что гормональная контрацепция – это чудесная и полезнейшая вещь: «Перестанешь принимать и в тот же день забеременеешь как только захочешь». И сколько бесплодных женщин уже! А тоже врачи, опытные врачи-гинекологи! К сожалению, многие люди сейчас от этих денег потеряли совесть.

О детях индиго

Дети индиго – это выдумка. Это, знаете, если можно так сказать, это оккультизм для бедных людей. Знаете, есть такое выражение: суп для бедных людей. Вот это оккультизм для бедных людей. На самом деле это старая оккультная мечта… Ну, скажем, она была у такой оккультистки Блаватской – создание шестой расы. Вот дети индиго – это на сегодняшнем уровне очень примитивном, на уровне такой тотальной безграмотности людей, в том числе и безграмотности в этих вопросах, создать некую новую расу. Это что-то похожее на форсайт-проект на самом деле. Я читала целых пять книг про детей индиго. Ну, просто потому, что мне нужно было понимать что это такое, многие родители спрашивают. Они все как под копирку написаны. И там приведены в этих книгах американских (четыре американских было и одна, по-моему, чуть ли не в Калуге издана уже, наша), там приведены высказывания этих детей. Если взять старую-старую книгу Корнея Чуковского «От 2 до 5» (вы знаете, что Чуковский коллекционировал смешные детские высказывания), ну, вот, можно было бы еще одну такую же издать из высказываний детей индиго. Понимаете, дети очень многое высказывают просто потому, что у них еще нет логического мышления, нет рефлексии. Вот, а родители любят это принимать за некие сверхмудрости. Поэтому на самом деле эти дети индиго – это самые обыкновенные дети. Но утверждение, что такие дети есть, очень соблазнительно для родителей. Это греет родительское тщеславие.

А что там дальше говорится? Что этим особенным детям нельзя делать никаких замечаний, даже когда они еще в пеленках; наоборот, они еще говорить не умеют, но они уже должны вас учить жизни. То есть это та же ювенальная идеология власти детей над родителями. Это наоборотная реальность: если они такие необычные, следовательно взрослые должны у них учиться, а не их учить. Кстати, в психиатрических клиниках детских уже лежат дети, которые вообразили, что они индиго. Лежат с бредом индиго. Одного такого ребенка я видела на приеме у хорошо вам известного Изяслава Александровича Адливанкина – он мне показал подростка, который вообразил, что он индиго. Так что это еще и искусственная инвалидизация психики детей. Очень часто дети по природе тщеславные, но не могущие это тщеславие свое насытить реальными достижениями, вот теперь получили в руки новую карту: они просто объявляют себя детьми индиго и все. И это становится в общем чем-то похожим на бред. Так что это гнусная выдумка.

Индиго – это синий цвет. Индиго – это такая естественная краска. По-моему она добывается из какого-то дерева. Это та краска, в которую красят джинсы – вот это и есть краска индиго. Собственно, главное изобретение человека, который придумал джинсы – вот эта вот краска, что можно обычную ткань выкрасить в краску индиго. Я не знаю, говорят, что у них просто аура синего цвета якобы у этих детей, но это бред, о котором лучше забыть и выбросить из головы.

Что делать, если к вам пришла ювенальная юстиция

Если внезапно приходят, вы должны запомнить главное: что никакого чуждого человека в дом не пускают! Нельзя! Только милиция и то, кажется… Ну, во-первых, милиция должна показать удостоверение, должна назвать причину, а не просто так. А вообще, мой дом- моя крепость, вы имеете право в свой дом не пускать, по-моему, даже и милицию. Вот это первое, что надо сейчас запомнить. Но я хочу вам сказать, что 22-го числа специальное сообщение об этом будет делать та юрист, которая защищала как раз семью Кузнецовой, семью, из которой изъяли пятерых детей. Я вам говорила: в Москве, потому что родители сами делали ремонт и затянули его. Вот она как раз специально на эту тему сделает сообщение как должны вести себя родители. Это, конечно, надо запомнить, но вы знаете, это какая-то тоже уже другая реальность, в которой каждый из нас должен заучить как себя вести, если к вам придут.

Я хорошо помню как где-то в середине или в конце 70-х, незадолго до перестройки, в московской среде либеральной интеллигенции ходила такая бумажка. Она была тоненькая-тоненькая, потому что печаталась это на машинке, на папиросной бумаге, чтобы сразу побольше экземпляров сделать. Это была инструкция как себя вести, если тебя вызовут в КГБ. И каждый московский интеллигент считал своим долгом выучить ее наизусть, хотя опыт показывал, что если кого-то туда вызывали, ну, например, за то, что там обнаруживали ту же самую книгу «Архипелаг ГУЛАГ» в доме… Кто-то настучал из друзей, которому ты дал, думая, что это хороший человек; дал почитать, а он на всякий случай сообщил. Вы знаете, опыт показывал, что учи – не учи эту бумажку наизусть, все равно так теряешься там, что все забываешь.

Но там были какие-то очень интересные советы юриста, что, например, ты имеешь право записывать каждый вопрос следователя. Вот ты должен сидеть и тоже психологически влиять. Он на тебя влияет, а ты на него влияешь. Ты записываешь каждый вопрос в блокнот и имеешь право переспрашивать – вот там еще что было. Если ты не знаешь, что ответить, чтобы потянуть время, ты можешь сказать: «Повторите, пожалуйста, вопрос». В общем, это была целая инструкция. Вот чем-то сегодняшнее время мне уже напоминает то, когда надо было на всякий случай знать… Но тогда это была кучка либеральной московской интеллигенции, а тут это придется вообще всему населению России заучить наизусть. Лучше бы все-таки, знаете, чтобы этого не было. А то это как-то… жизнь уже в условиях зоны. Правда, комфортной, не так, как в сталинских лагерях, конечно. На свободе, с выбором сосисок любого сорта, с возможностью поехать в Египет отдыхать, но это зона, потому что ты прозрачен. Это не жизнь нормальных людей. Это комфортная зона.

Ну и что, что мы живем на 1/6 части суши? Что вы хотите этим сказать? Ну, кому-то приглянулась… Завтра приглянется ваша квартира, ну и что? У кого-то она маленькая, а у вас большая и в нужном для этого человека районе. Это значит ему отдать надо что ли?

Это вообще дело мужчин. Мужчины, конечно, должны как-то сейчас уже вернуться к своей мужской роли, к роли защитников семьи, страны, Отечества, а то все тетки впереди бегают. Да, а мужчины только рассказывают, что мы живем на 1/6 части суши. Мы знаем, что мы живем на 1/6 части суши, и что эта часть суши очень соблазнительна – это мы все знаем. Вот, просто надо ее защищать.

Являть их, передавать потомству. Своей жизнью их являть. Вот что делали первые христиане в Риме? Они вообще не имели никаких прав. Они не были гражданами за исключениями таких, как апостол Павел, который, помните, говорил, что его нельзя бить, потому что он – гражданин римский. А так они ничего там не могли делать. Мы то в своей стране, мы можем. А они ничего не могли, они только являли другой образ жизни. И они победили Рим, Рим перестал быть языческим. Надо являть другой образ жизни, т.е. нормальный, надо являть норму. Но норма заключается и в том, чтобы противостоять этой мерзости.

Президент в курсе?

Я думаю, что не до конца. Я думаю, что столько всегда событий, которые ему кажутся более серьезными… Но мы, собственно, для этого и устраиваем такой огромный Всероссийский Родительский Форум, чтобы в тот же день, в крайнем случае на следующий положить ему и резолюцию, и письмо родителей – у нас там будет много документов. Вот еще поэтому там надо быть, чтобы побольше подписей было под этими документами. Потому что мы только с этой целью все и устраиваем, а вовсе не для того, чтобы убедить друг друга в том, что черное – это черное, а белое – это белое. Нас убеждать уже не надо. Нам просто надо проявить солидарность и отвагу, минимальную пока что. Собраться!


PS Президент уже в курсе, но, к сожалению, он — сторонник ювенальных технологий.


Пресс-конференция 23 декабря 2016 г.