Отвязная «теория привязанности» Гордона Ньюфелда

neufeld

Гордон Ньюфелд – создатель теории привязанности и автор книги «Не упускайте своих детей». Его теория вкратце: «Современные дети в отличие от прежних поколений в своем поведении, внешности и культуре гораздо больше ориентируются на сверстников, чем на родителей, поэтому современным родителям нужно потрудиться, чтобы по-прежнему оставаться для своего ребенка значимым лицом и быть в состоянии его воспитывать».

Для начала вспомним о таком этапе взросления, как подростковый период, когда некоторое отхождение от родителей – совершенно нормальный и даже необходимый процесс. Это время критического осмысления всего, что человек успел вобрать в себя из окружающей среды до сих пор. Это время сопоставления уже изученной теории и начинающейся практики (в частности, сопоставление того, что родители говорят в назидание, и того, что они сами делают). Это время, когда начинается выработка своих собственных убеждений.

Помимо этого, сразу оговорим, что подростковая культура со всеми ее ужасами (алкоголизмом, наркоманией, игровой зависимостью и половой распущенностью) не возникает сама по себе из ниоткуда. Сегодня оно целенаправленно формируется с помощью многочисленных средств массовой информации целым легионом специалистов. А раз известно, откуда ветер дует, значит этому можно противостоять, и даже нужно противостоять самым жестким образом, если вам дороги ваши дети.

К сожалению, Гордон Ньюфелд далек от Христианства, и из этого печального факта проистекает его главное заблуждение – он мешает все в одну кучу: и моду, и культуру, и вечные ценности, — в общем, путает Божий дар с яичницей.

Но православные христиане такие понятия четко различают. Они понимают: самое важное, чему нужно успеть научить ребенка в первые 10 лет его жизни, – это духовным законам, действующим в нашем мире: Закону Божию.

И первая добродетель в деле воспитания детей по единодушному утверждению всего православного духовенства – это послушание. Послушание – царица добродетелей, потому что с помощью нее прививаются все другие добродетели. Послушание – это то, с чего начинается жизнь будущего монаха в монастыре (человек, готовящийся ступить на путь монашества, так и называется – послушник). Послушание, это первая и единственная заповедь, нарушения которой хватило для изгнания Адама и Евы из Рая.

Что в Православие является грехом? Как настоящий христианин определяет, что такое хорошо, и что такое плохо? Очень просто: все, что Бог предписывает нам делать – это для нас хорошо, а все, что Он нам запрещает – это грех, и от этого нам будет плохо.

Поэтому подражание подростковой моде и культуре не является страшным само по себе, оно становится таким, когда ведет к нарушению Божьих заповедей, и вот в этом аспекте нужно следить за подростком очень строго, ведь от этого зависит не только земная жизнь, но и жизнь в вечности.

Исходя из таких рассуждений, подумайте, надо ли обращать внимание на то, какую музыку слушает подросток? На первый взгляд, музыка относится к культуре, значит не надо. Но песни — это еще и мощное средство пропаганды. А если с матюками воспеваются цинизм и хамство, возбуждается агрессия?

Еще пример из современной жизни: дочь спросила у меня, можно ли ей стать блогером. Я ответила с позиции верующего человека: если это будет во славу Божию, если это будет приносить людям пользу, то конечно! А если человек собирается ради самопиара, т.е. во славу свою, подражать всяким фрикам?

kirill
Сегодня простой человек из народа, добившийся «успеха», выглядит как-то так

Стриммеры и летсплеи также вместо пользы приносят один лишь вред. Но даже если ты стремишься приносить людям пользу, делиться с ними знаниями и умениями, необходимо сначала самому выучиться этому до уровня выше любительского, а потому… Не рановато ли?

Из книги Г.Ньюфелда:

«…Двенадцатилетний Джереми склонился над клавиатурой, уставившись в монитор компьютера. На часах восемь вечера, домашнее задание на завтра не сделано, но отцовские увещевания «не тянуть с этим» игнорируются. Джереми переписывается с друзьями… «Оставь меня в покое!» — огрызается он на отца [здесь и далее выделено мной], когда тот в очередной раз подходит к нему, чтобы напомнить о домашней работе. «Если бы ты занялся делом», — парирует отец, и голос его дрожит от бессилия, -«я бы оставил тебя в покое». Словесная перепалка нарастает, голоса становятся громче, и через несколько мгновений Джереми уже кричит: «Ты ничего не понимаешь!» — и хлопает дверью…
…Несколько раз в неделю в доме возникает конфликт по одному и тому же сценарию, но ни ребенок, ни родители не способны изменить свое поведение и найти выход из тупика. Родители чувствуют себя беспомощными. Они никогда не были сторонниками наказаний, но сейчас им все чаще и чаще приходится применять «жесткие меры». После таких случаев их сын становится еще более озлобленным и ведет себя вызывающе…»

Лично я в приведенном примере вижу избалованного подростка, которого мало наказывали в детстве. И хотя здесь говорится про какие-то «жесткие меры», напрашивается вывод, что эти меры были вовсе даже не жесткими, раз они не оказали желаемого результата. Мы видим не только непослушание, но вообще полное неуважение к родителям!

Непослушание и неуважение — это то самое, чего под видом благих целей уже на протяжении нескольких десятилетий добиваются детские психологи по всему миру. Если почитать, как в прежние времена воспитывали детей разных сословий, то бросается в глаза одна общая черта: и от дворянских детей, и от крестьянских в первую очередь требовалось БЕСПРЕКОСЛОВНОЕ ПОСЛУШАНИЕ родителям. И этого добивались отнюдь не с помощью порки, как могут закричать пропагандисты ювенальщины.

Шлепки по попе бывают нужны лишь совсем маленьким детям примерно от полутора до четырех лет, которые самую простую человеческую речь уже понимают, но еще плохо владеют собой, и не имеют никакого представления о последствиях того или иного поступка. В более старшем возрасте при правильном подходе можно обходиться без физических наказаний. Специально процитирую здесь священномученика Владимира Богоявленского: «Дитя, заслуживающее побои после четырехлетнего своего возраста, уже обнаруживает худое воспитание».

Как же действовали с детьми постарше? В книге «Как воспитывали русского дворянина» автор перечисляет некоторые методы тех времен: «без сладкого, без прогулки, ставление в угол и на колени, устранение от общей игры и т. п.»

Из книги Г.Ньюфелда:

«…Родители девятилетнего Шона были в разводе. Никто из них не вступил в новый брак, и отношения между ними были достаточно теплыми, чтобы они могли совместно обращаться за помощью. Среди причин их разрыва не последнее место заняли трудности в воспитании Шона, с которыми они столкнулись. В раннем детстве справляться с Шоном было достаточно легко, но последние два года были ужасны. Он буквально издевался над своими родителями и проявлял физическую агрессию по отношению к своей младшей сестре. Несмотря на то, что он был неглупым мальчиком, никакие увещевания не могли убедить его делать так, как ему говорят. Родители обращались к нескольким специалистам и прочитали много книг, в которых рекомендовались различные подходы и техники. Но с Шоном ничего не работало. Обычные санкции только усложняли ситуацию. Отправлять его в свою комнату в качестве наказания было бесполезно. Хотя его мать не верила в действенность шлепков, поддавшись отчаянию, она начала применять физические наказания. Родители уже перестали пытаться заставить его участвовать в семейных трапезах. Их попытки убедить мальчика выполнять домашнюю работу не увенчивались успехом. Еще до того, как брак распался, угрюмое сопротивление Шона отравило атмосферу в доме. Родители были настолько эмоционально истощены, что никто из них уже не был в состоянии воскресить в себе чувства тепла и нежности по отношению к собственному сыну…»

Одна из причин развода — поведение ребенка?! Это какой-то театр абсурда! И даже специалисты не помогли? Что же это за специалисты такие! А может наоборот: благодаря таким специалистам ребенок и превратился в невыносимое существо, рушащее семейные отношения? Кто после такого захочет рожать детей! Прекрасное средство для сокращения населения Земли.

Итак, сегодня отправлять ребенка в свою комнату в качестве наказания бесполезно. А ведь это благодаря книгам «специалистов» — профессора педиатрии Уильяма Сирс и его жены Марты, «домашний арест» или «тайм-аут» сегодня являются самым распространенным и, пожалуй, единственным видом наказания в американских семьях. А теперь Ньюфелд сдвигает окно Овертона на следующее деление: он утверждает, что раз такое мягкое наказание, как «тайм-аут» не оказывает на ребенка должного эффекта, нужно отказаться и от него.

Естественно, физические наказания в таком возрасте вызывают у ребенка лишь озлобление — поздновато спохватилась несчастная родительница. Не зря говорят: воспитывай, пока поперек лавки лежит. Ньюфелд усугубляет ситуацию фантастическими заявлениями:

«…В норме родительство вовсе не должно быть таким трудным. Наши дети должны следовать нашему примеру, выполнять наши указания и уважать наши ценности без дополнительного напряжения, усилий, принуждения или даже вознаграждения с нашей стороны. Если родителям приходится применять тактику давления, значит, они что-то упустили…»

Традиционная система воспитания основана на самой простой и действенной форме: это система поощрений и наказаний, т.е. это именно система принуждений и вознаграждений. Но в последние десятилетия все детские психологи по всему миру, словно сговорившись, традиционную систему воспитания стали всячески гнобить, обзывать дрессурой и «по-научному» доказывать, что она никуда не годна (о «дрессировке», т.е. только о первой из трех ступеней развития мы рассказывали в статье «Осторожно, Гиппенрейтер!»).

Вот и Ньюфелд уверяет, что каждый родитель вместо того, чтобы воспитывать своих детей, должен выращивать в них привязанность, которая и будет источником «родительской силы». И по уверениям Ньюфелда при правильном подходе сила привязанности будет таких размеров, что сможет победить любую зависимость! Даже у подростка. Как думаете, он сам-то в это верит? И без этой волшебной «силы», по теории Ньюфелда, с сегодняшними детьми никак не справиться.

«…Длинный перечень родительских жалоб обычно примерно одинаков: «У современных детей нет того уважения к родительскому авторитету, которое было у нас, когда мы были детьми; я не могу заставить своего ребенка выполнять домашнюю работу, заправлять свою постель, выполнять свои обязанности по дому, убираться в своей комнате»…»

«… Многие родители разделяют эту точку зрения: если другие люди могут заставить своих детей делать то, что нужно, а я не могу, значит, мне не хватает каких-то важных навыков. В своих рассуждениях они исходят из того, что им просто не хватает знаний, что нужно получить ответы на вопрос «Что делать?» для всех возможных сложных ситуаций: «Как заставить моего ребенка прислушиваться ко мне? Как заставить моего ребенка выполнять домашнюю работу? Как научить ребёнка убираться в своей комнате? В чем секрет выполнения ребенком своих домашних обязанностей? Как я могу заставить своего ребенка сидеть за столом?..»

Почитатели Ньюфелда удивятся, но эти проблемы решаются очень просто. И в нашем веке можно с успехом применять традиционную систему воспитания, нужно лишь найти такую форму поощрений и наказаний, которая будет значимой для современного подростка.

Конкретные предложения? Выход в интернет. Моей дочери – 11. У нее есть телефон, но он кнопочный, т.е. выйти с него в интернет она не может. И никаких игр на телефон скачать также не может. Она общается с друзьями по воцапу, но только с моего телефона. Мой телефон под паролем, я даю дочери им пользоваться, когда ей нужно, но на ограниченное время (15-20 минут). Несколько лет назад мы попробовали дать ей телефон с сенсорным экраном (с интернетом), и она тут же в нем «утонула». Пришлось принять решительные меры.

На 10-летие мы купили ей компьютер, но подключив к нему интернет, очень быстро поняли, что этого делать не стоило, поэтому теперь в ее распоряжении хороший быстродействующий компьютер, но без интернета. Никаких игр на нем нет — они под строгим запретом. Компьютер – это машина для работы, а не для развлечений. Таких проблем нам не надо:

И то, что происходит с этим мальчиком вовсе не смешно, — это страшно. Если послушать специалистов, то выясняется, что мы сильно недооцениваем игровую зависимость, — об этом здесь на 33:10:

Сейчас у нашей дочери каникулы, много свободного времени. Поскольку все опасные развлечения под запретом, ее энергия находит выход не в потреблении, а в созидании. Она часами сидит за компьютером, занимаясь творчеством: рисует, записывает аудио, монтирует видео. Эта деятельность настолько ее увлекла, что теперь в ее планах после школы пойти учиться на дизайнера. Кстати, я специально прописываю здесь этот нюанс, чтобы отмести любимые обвинения либералов в деспотизме и тирании, — выбор будущей профессии мы полностью оставляем за своими детьми, не пытаемся предложить что-то более денежное и более престижное; лишь бы их будущая деятельность не была богопротивной.

Обучающие ролики по редакторским программам она скачивает с ютуба. Недавно мы разрешили завести ей аккаунты в соцсетях, куда она выкладывает свои рисунки и ролики, читает и пишет комментарии. Выйти в интернет она может только с моего компьютера, и ей этот выход разрешен ежедневно, но сеанс длится всего 1 час. Поскольку этого ей мало, а телевизора у нас нет, свой информационный голод она вынуждена утолять по старинке: с помощью библиотечных книг (их мы тоже тщательно выбираем).

Для нормального физического развития, помимо выполнения домашней работы, она трижды в неделю ездит на занятия в спортивную секцию. Ей не очень-то это нравится, но она подчиняется моим требованиям.

Время от времени я проверяю «историю просмотров», т.е. те сайты, на которые заходила моя дочь; и как показала практика, сегодня такие предосторожности совершенно необходимы. Не случайно ювеналы внушают родителям, что «детям надо доверять», «не надо за ними следить» и опять же «надо с уважением относиться к личности ребенка». Все это красиво звучит, но мой ребенок мне слишком дорог, чтобы я отпустила его в дебри Интернета без присмотра.

За какие-либо серьезные проступки моя дочь может быть лишена интернета на один или даже несколько дней, и, поверьте мне, сегодня нет более надежного способа заставить подростка слушаться.

Из книги Ньюфелда:

«…Впервые в истории молодые люди обращаются за знаниями, примером и советом не к матерям, отцам, учителям и другим ответственным за них взрослым, а к людям, выступление которых в роли воспитателей противоречит самой природе — к своим ровесникам…»

У моей старшей дочери начался переходный возраст. В отличие от младших детей, она уже не стремится проводить со мной все свободное время. Она уже не так простодушна и открыта как была прежде, у нее появились свои мысли, иногда она с юношеским максимализмом даже осмеливается высказывать мне какие-то претензии. Она ревниво оберегает свой внутренний мир от взрослых, и я, уважая ее личное пространство, стараюсь не задевать его: не лезу к ней в душу, не требую откровенности, не любопытствую, что она пишет в своем дневнике и о чем переписывается с друзьями в воцапе.

Несмотря на все мои требования выполнять домашнюю работу и учить уроки, в которых я легко добиваюсь нужного результата, несмотря на наказания, которые время от времени приходится к ней применять, моя дочь пока еще интересуется моим мнением по самым разным вопросам. Наверное, потому, что я никогда не применяла к ней «активного слушания», также внедряемого у нас западными «специалистами», — этого суррогата общения, призванного лишь отзеркалить (отфутболить) ребенка, пришедшего к родителю со своей болью.

Вопреки последним «научным» открытиям психологов, я никогда не «обезьянничаю» со своей дочерью, не перефразирую ее же собственные выражения, вместо нормального человеческого ответа. У нас сохранилось традиционное общение: дочь задает вопросы, а я стараюсь помочь, подсказать и направить, насколько это в моих силах.

Но, конечно, главный секрет воспитания — это Божья помощь, это приучение к молитвам, это Таинства Исповеди и Причастия + неустанная молитва матери о детях, но, к сожалению, значение всего этого понимают немногие.

Хорошие практические советы по поводу того, как привить ребенку любовь к труду, имеются в статье «Что я знаю и помню о крестьянском воспитании». От себя же добавлю следующее наблюдение: мы легко без особых усилий и без внутреннего сопротивления выполняем работу, которая является для нас хорошо знакомой и привычной, которая не требует от нас больших интеллектуальных затрат, в которой мы уже так наловчились, что на автомате выполняем ее быстро и качественно, т.е. ту физическую работу, которую нам приходится выполнять чаще всего. А раз так, значит для того, чтобы привить ребенку любовь к домашней работе, нужно почаще принуждать его к этой самой работе. Без регулярных тренировок никак не обойтись!

Мне, как маме, конечно проще помыть посуду самой, чем слушать нытье дочери, но ради тренировки я хотя бы раз на дню поручаю эту обязанность ей. Кстати, недавно я открыла, что и нытья избежать очень легко: нужно говорить о посуде незадолго до ее выхода в интернет. Фраза «помоешь посуду, и можешь садиться за мой компьютер» оказывает на подростка просто волшебное действие!

С теми же установками, которые ювеналы уже внедрили в создание западных родителей, большинство из них стали совершенно беспомощными перед нерадивостью детей, что и прописывает Ньюфелд в своей теории:

«…Учителя ведут себя так, как будто мы все еще в состоянии заставить наших детей выполнять домашние задания. Соседи ожидают, что мы будем держать своих детей в узде. Наши собственные родители упрекают нас в отсутствии твердости. Эксперты уверяют, что сделать наших детей более податливыми поможет получение еще одного дополнительного навыка. Суды возлагают на нас ответственность за поведение наших детей. Кажется, никому не приходит в голову тот факт, что наше влияние на собственных детей ускользает из наших рук…»

Нет, не ускользает. Это Ньюфелд выдает желаемое за действительное, словно пытаясь загипнотизировать родителей, чтобы все они сами добровольно отказались от воспитания, как от дела совершенно безнадежного.

«…Вы не имеете права командовать мной», — неожиданно стала отвечать семилетняя Кирстен ошеломленным родителям на любые просьбы. Девятилетний Шон, с каждым днем становившийся все менее управляемым, повесил на двери своей комнаты огромную табличку «Не входить!..»

Как вам это нравится? Здесь речь уже не о подростках, а о маленьких детях. Степень их избалованности, а отсюда и наглости зашкаливают. Но самое ужасное в том, как Ньюфелд предлагает реагировать на это родителям: не искоренять детское хамство, а родителям работать над собой! Грубость и нахальство оправдываются, как нормальная детская реакция!

Тут надо успокоиться и вспомнить, что в сегодняшней американской культуре комната ребенка – это святое. Современные поколения американских родителей воспитаны на внедренном психологами тезисе «без стука не входить», поэтому им он кажется нормальным и естественным. По сегодняшним американским понятиям, если ребенок спрятался в «свою» комнату от докучающих ему родителей, его там трогать нельзя, он «в домике». У нас этот тезис пока на стадии продвижения, поэтому мы еще можем отыскать в своей памяти традиционные положения, не совсем погребенные под ворохом новых «научных» открытий. Так вот, в традиционных представлениях об отношениях родителей и детей, У РЕБЕНКА НЕТ НИЧЕГО СВОЕГО (я уже слышу вопли либералов).

Все, что имеет несовершеннолетний, включая собственную жизнь, он имеет благодаря родителям, по милости родителей, и отношение с его стороны должно быть соответствующим: как минимум почтительным (5-я заповедь, между прочим). Да, в христианстве именно так: только на том основании, что они — его родители, он должен быть к ним почтителен.

Поэтому такие примеры из сегодняшней жизни американских семей меня, мягко говоря, удивляют. Чтобы родитель стучался в свою собственную комнату? Чтобы он не смел требовать от ребенка содержать в чистоте комнату, которой тот пользуется по его милости? Всего сто лет назад гражданин любой страны и любого сословия сказал бы, что это нонсенс. И поверьте, столь кардинальные изменения произошли не сами собой, их произвели целенаправленно.

Из книги Ньюфелда:

«…Противление — это автоматическое инстинктивное сопротивление любому насилию. Этот инстинкт пробуждается, если человек чувствует, что его пытаются контролировать или давят на него для извлечения собственной выгоды…
…Никто не любит, когда им помыкают, в том числе и дети — вернее сказать, особенно дети. Мы по себе знаем, что давление может встретить инстинктивный отпор, но почему-то забываем об этом, общаясь с детьми…»

Это их любимый прием манипуляции сознанием. Как бы нам ни были неприятны какие-то рамки и требования, мы тем не менее все исправно их соблюдаем, если они прописаны в законе. Страх наказания прекрасным образом примиряет нас с ними, никому ведь не хочется получить штраф и тем более сесть в тюрьму, поэтому здесь и говорить не о чем. К рамкам и требованиям цивилизованного общества нужно приучать с детства.

Главы про подростковую сексуальность разбирать особенно неприятно. Вот, например, такой пассаж:

«Подающий надежды девятнадцатилетний бейсболист … был признан виновным в принуждении несовершеннолетних к действиям сексуального характера и приговорен к полутора месяцам тюрьмы. Как-то раз молодой спортсмен занимался оральным сексом с двумя девушками, 12-ти и 13-ти лет. В своей, кстати сказать, успешной кассационной жалобе он утверждал, что не он был инициатором сексуального контакта, а девушки. Но почему? Обе потерпевшие ответили, что для ученицы седьмого класса в их среде было обычным делом предложить оральный секс молодому человеку. Одна из девушек сказала, что «все делают это», и она не хочет быть «исключением». … Существует большая разница между сексуальным контактом как выражением искренней близости и сексуальным контактом как следствием примитивной привязанности. Результатом последнего неизбежно является неудовлетворенность и неразборчивость в связях…»

В этой главе Ньюфелд «по-научному» объясняет, что несчастные подростки в сексе ищут привязанности, которой им так не хватает, а вовсе это не половая распущенность, не блудодеяние, оральный секс — не извращение, и уж, конечно, не смертный грех. По Ньюфелду все сводится к тому, что детей опять же не надо воспитывать, не надо заблаговременно объяснять им, что такое целомудрие, что такое девичья честь, рассказывать про Божий замысел о человеке, а их надо… просто любить и жалеть! За все их художества дать им побольше тепла и ласки. Натуральный сатанизм!

Помимо пропаганды вседозволенности Ньюфелд в своей книге не стесняется совершенно открыто продвигать инфантилизацию.

«…Поощряйте зависимость
…Тысячами различных способов мы тянем наших детей к взрослению и подталкиваем к нему, подгоняем их, вместо того чтобы дать отдохнуть. Мы предпочитаем отталкивать их от нас, а не притягивать.

Ухаживая за кем-то, мы постоянно повторяем: «Слушай, давай я помогу тебе», «Я сделаю это для тебя», «С радостью сделаю то, что ты просишь», «Твои проблемы — мои проблемы». Если мы способны на это в отношениях с взрослыми, почему же мы не можем поощрять зависимость в наших детях, которые действительно нуждаются в опоре и поддержке? Возможно, нам легче поощрять зависимость взрослых, потому что мы не несем ответственности за их взросление. Мы не отвечаем за их превращение в независимых людей. В этом состоит суть проблемы: мы берем на себя слишком много ответственности за достижение зрелости нашими детьми».

«Берем на себя слишком много ответственности»! А чья же это ответственность? По Ньюфелду не надо готовить своих чад к самостоятельной жизни и к тому, чтобы они прочно стояли на ногах.

Вот где проявились его истинные цели! Если в начале книги он уверял, что привязанность в детях нам нужно выращивать для того, чтобы можно было их воспитывать, то здесь уже открыто говорит, что детская привязанность нужна не для воспитания, а просто так, для удовольствия («и будет вам счастье!»).

В оригинале название книги Ньюфелда «Не упускайте своих детей» выглядит так: «Hold On to Your Kids». Дословный перевод: «Держитесь за своих детей». Именно так: не «держите», а «держитесь». Кто за кого должен держаться? Кто ведущий, а кто ведомый? Это даже не партнерские отношения, где родителей и детей ставят на одну ступень, это еще хуже: родителей и детей здесь меняют местами, Ньюфелд все переворачивает с ног на голову.

Меня нисколько не удивило, что Ньюфелд также, как и Гиппенрейтер, ссылается на учение оккультиста Карла Роджерса:

«…В своей книге «Становление человека» психотерапевт Карл Роджерс описывает теплое, заботливое отношение, которое он называет безусловным позитивным принятием, поскольку, по его словам: «К нему не предъявляются условия ценности». Это забота, писал Роджерс, «которая не требует обладания, вознаграждения. Это атмосфера, которая говорит: «Я люблю тебя», а не «Я буду любить тебя, если ты будешь вести себя так-то и так-то…»

Этот прием манипуляции сознанием про «безусловную любовь» мы разбирали в статье «Осторожно, Гиппенрейтер!».

101

И о том, какую ужасную роль сыграла деятельность Карла Роджерса в истории Америки, уже помещали информацию — делали перевод с английского.

Кстати, еще одна раскрученная у нас «специалистка» по воспитанию детей, Людмила Петрановская, очень любит ссылаться на «Теорию привязанности» Ньюфелда. Лично я бы поостереглась психолога, так напористо занимающегося развращением нашего общества:


Здесь на 1:05:52-1:07:15 Людмила Петрановская популярно объясняет, что жить по заповедям Божиим означает зарабатывать себе невроз. Поэтому не бойтесь согрешить, блудите, совокупляйтесь по-скотски, — теперь на это есть благословение известного психолога, — и «жить станет лучше и веселее. Честно!»

Помимо «Теории привязанности» на российском книжном рынке можно приобрести другое творение Ньюфелда «Ключи к благополучию детей и подростков», которое содержит выжимку из его теории — основные мысли. Эта брошюра содержит в себе выступление Ньюфелда в Европарламенте (Брюссель, 2012). Понимаете, с какого уровня идет насаждение новой системы? И мировой успех Ньюфелда не может не впечатлять: его книги переведены на многие языки, он основал институт собственного имени, отделения которого имеются во многих странах, в том числе и в России.

Русское отделение Института Гордона Ньюфелда возглавляет Ольга Писарик — гражданка Беларуси, проживающая в Канаде. Она создала интернет-сообщество «Заботливая альфа», с которого началось т.н. «альфа-родительство»; организовывает семинары Ньюфелда в России и сама проводит семинары в Израиле.

Я поискала отзывы о Гордоне Ньюфелде в англоязычном пространстве, и обнаружила, что несмотря на мощную раскрутку, в среде американцев у этого психотерапевта не слишком-то высокий рейтинг — на «двоечку».

Родители здесь неудовлетворены практическими результатами, и это тот самый аргумент, о который разбиваются все «научные» доказательства, — РЕЗУЛЬТАТЫ! Покажите мне РЕЗУЛЬТАТЫ новой системы воспитания. Ведь эту пропаганду распущенности и вседозволенности, которую маскируют под личиной «уважения к личности ребенка», начал не Ньюфелд. Эта система действует на западе уже не одно десятилетие! И что же?

Новые поколения на Западе стали счастливее? Количество подростковых беременностей снизилось? Общество стало целомудреннее, отзывчивее, добрее? Браки прочнее, семьи многодетнее и дети почтительнее? Процент алкоголиков, наркоманов и игроманов снизился? Количество абортов и самоубийств сходит на нет?

Да, это сарказм! Так наберитесь же смелости, семейные и детские психологи, и признайтесь хотя бы сами себе, что хваленая инновационная система воспитания, которую теперь внедряют и у нас, не дает желаемых результатов и безнадежно проигрывает традиционной системе. РЕЗУЛЬТАТЫ обнажают ее истинные цели – геноцид, сокращение населения, борьбу с родом человеческим, сатанизм!

Знаете почему в этих новых учениях о воспитании все так непросто и неоднозначно? Потому что разработчикам приходится скрывать свои истинные цели. Если бы они прямо говорили, что детей надо баловать и развращать, никто бы за ними не пошел. Вот им и приходится лукаво мудрствовать: рассказывать в красках, как ужасно дети мучаются от каждого воспитательного приема, спекулировать на каких-то отрицательных воспоминаниях родителей о собственном детстве…

Естественно, результаты воспитания получаются совсем не такими, каких ожидают родители, и «специалистам» приходится успокаивать их тем, что «все дети — разные, к каждому нужен свой особенный подход, зато их ребенок растет счастливым, а это главное. И пусть их, родителей, не беспокоит, что ребенок их ни во что не ставит, на самом деле они сильные, они главные, они альфа-родители!» (в действительности же скорее «омега» — последняя буква алфавита).

Вследствие такой неоднозначности родители теперь частенько пребывают в тоскливом недоумении: что это — детские капризы, и уже пора принимать меры, или это «психологическая особенность ранимого и чувствительного ребенка», и надо это «просто переждать», «оно само пройдет» и пр., и пр. Чтобы немножко отрезвить их затуманеные мозги привожу рассуждения здорового человека — протоиерея Дмитрия (Смирнова): «Что делать с детскими капризами».

И особенно хочется обратиться к сегодняшним т.н. православным психологам: вы, что искренне верите, будто несёте людям добро; вы, которые гордитесь своей ученостью и мните себя чуть ли не носителями тайных знаний и спасителями человечества, немножко отрешитесь от теорий и убеждений, которые внушили вам воюющие с христианством преподаватели, и посмотрите, что получается от ваших усилий в долгосрочной перспективе. Вы же губите детские души!

Вы убеждаете родителей, что они смогут приучить подростка к ответственности, если перестанут его контролировать, и заученно объясняете, что таким образом ответственность в нем сама собой и воспитается. Но ответственность основывается на чувстве долга, ответственность — это четкие понятия об обязанностях и обязательствах. А бесконтрольность вызывает в подростках с еще не сформировавшемся мировоззрением только ощущение безнаказанности, и больше ничего.

Вы ратуете за независимость подростков от родителей, не понимая, что этим словом прикрывают вседозволенность, — это «Миф о давлении».

Вы требуете от родителей не только уважения к подросткам, но и разрушительного равноправия, — это «Миф о партнерских отношениях».

Я надеюсь, эти неприятные слова не вызовут в православных психологах одну лишь обиду, а достигнут своей настоящей цели: заставят их задуматься о своей ответственности на Страшном Суде и побудят критически переосмыслить свои убеждения. А чтобы достичь успеха в этой непростой, но очень важной работе, рекомендую замечательную и совсем небольшую по объему книжечку священномученика Владимира (Богоявленского) «Беседы о православном воспитании детей».

P.S. Эта статья изначально была немножко длиннее, но я вырезала один кусок — о масонстве. Любые намеки на масонство сегодня приказано высмеивать изо всех сил, вот я и застеснялась: «Еще поднимут на смех!» А потом подумала: если я промолчу, получится, что они добились своей цели, поэтому помещу здесь. Это про его брошюру, т.е. про выступление в Европарламенте.


Иллюстрации по теме выступления:

1

Какая интересная геометрия!

2

Похоже, Ньюфелду нравится заключать слова в кружочки, а кружочки в треугольники.

11

И какое интересное цветовое решение!
Все эти картинки напомнили мне изображение с американского доллара:

dollar

«Треугольник, глаз в треугольнике – главный масонский символ первого градуса, степени Ученика. Стилистически глаз часто заменяет вписанная в треугольник окружность».

Ну, понятно, я уже настолько на масонстве зациклена, что мне повсюду мерещатся тайные знаки, а Ньюфелд, выступая на заседании Европаралмента, конечно, и понятия не имел о существовании каких-то там масонских символов, по которым они узнают друг друга.

P.P.S. Одна из сторонниц «Теории привязанности» прислала мне эту картинку. Как я поняла, она считает ее доказательством того, что теория верна (раз она придумана таким выдающимся человеком). Картинка замечательная, и я думаю, в этой части статьи — про масонство — ей самое место:

vatikan
Гордон Ньюфелд — человек года (2013) по версии журнала «Inside the Vatican».

Кто не в теме, рекомендую поискать информацию на тему «Ватикан и масонство».