Союз Советских Рабовладельческих республик (часть 3)

1 2 ← 3 → 4 5

 

Машина по исправлению неправильных людей работала неустанно.

Увольнение в СССР вовсе не было такой страшной штукой, как может показаться современному зрителю.

В СССР человек не имел права не работать, это было противозаконно, существовала уголовная статья за тунеядство. Неработающего человека сразу пронесли бы в «Молнии» и поставили на учет. Он являлся бы в милицию каждую неделю, чтобы отчитаться, устроился он уже на работу или все тунеядствует, и пора уже принимать меры. Каждый советский человек был обязан работать до пенсионного возраста.

Но, и перерабатывая, получить много денег в СССР было невозможно, этот вариант тоже был учтен:

Даже счастливчики-артисты, которых выпускали на гастроли за границу (все почему-то еврейского происхождения), не могли разбогатеть.

Даже если кому-то посчастливилось найти буржуйский клад.

При таком подходе большие деньги всегда указывали на их нелегальное происхождение.

Завербовали – это значит там, за бугром, его привлекли к шпионским или диверсионным действиям против СССР. В сознании советского человека намеренно отождествляли два понятия: «преступное правительство» и «Родина». Совочков с рождения воспитывали в парадигме, где несогласие с тюремным режимом, которое установило преступное правительство, – это «измена Родине»! В СССР «измена Родине» была самым страшным грехом, который только можно себе вообразить. Человек, совершивший такой грех, автоматически превращался во «врага народа».

И все равно современный зритель не может постичь глубины трагедии, которая разыгрывается в комедии «Бриллиантовая рука», и эту фразу «что будет с детьми». Это поможет понять отрывок из фильма, который был снят по роману Рыбакова, написанному в конце 50-х:

Еще в юности, когда я читала «Дети Арбата», герои романа казались мне какими-то странными. Тогда я не могла объяснить это ощущение, но теперь могу его сформулировать: герои романа были НЕ советскими людьми.

Если бы в романе описывалась неведомая заграница (ее сладкая жизнь с ресторанами и бильярдами), я бы приняла поведение героев как вполне естественное. Но в нем описывались советские люди, т.е. люди, которых я видела вокруг себя с рождения, знала все их обычаи и повадки, потому что сама была одной из них. И эти люди были совсем не такие.

Журнал «Молодая гвардия», 1923 г.: «…Женитьба – это обрастание целым рядом мещанских наслоений, обзаведение хозяйством, кухней, тестем, тещей, родственниками, – все это связано с отрывом… от воли, свободы и очень часто от любимой работы, от союза (комсомола)».

Эти ребята в книге (тогда почти мои ровесники) вели себя совершенно неправдоподобно для советских людей! Например, они, ничего не стыдясь и не стесняясь, влюблялись; без всякого повода устраивали во дворе дома дискотеки и танцевали на них буржуазные танцы!

И вообще, они были какими-то… Слишком свободными! Свободомыслящими. Теперь я нашла этому объяснение. Этот роман автобиографичен, и его автор, Анатолий Рыбаков, родился до революции — в 1911. А события в книге начинаются в 1933 – через 16 лет после революции и всего через 5 лет после НЭПа (а НЭП по сути был кусочком капитализма). Разгадка феномена оказалась в том, что сознание того поколения еще не успели переделать по советским лекалам!

Мальчик с девочкой дружил…

Мальчик с девочкой дружил,
Мальчик дружбой дорожил.

Как товарищ, как знакомый,
Как приятель, он не раз
Провожал ее до дома,
До калитки в поздний час.

Очень часто с нею вместе
Он ходил на стадион.
И о ней как о невесте
Никогда не думал он.

Но родители-мещане
Говорили так про них:
«Поглядите! К нашей Тане
Стал захаживать жених!»

Отворяют дверь соседи,
Улыбаются: «Привет!
Если ты за Таней, Федя,
То невесты дома нет!»

Даже в школе! Даже в школе
Разговоры шли порой:
«Что там смотрят, в комсомоле?
Эта дружба — ой-ой-ой!»

Стоит вместе появиться,
За спиной уже: «Хи-хи!
Иванов решил жениться.
Записался в женихи!»

Мальчик с девочкой дружил,
Мальчик дружбой дорожил.
И не думал он влюбляться
И не знал до этих пор,
Что он будет называться
Глупым словом «ухажер»!

Чистой, честной и открытой
Дружба мальчика бала.
А теперь она забыта!
Что с ней стало? Умерла!

Умерла от плоских шуток,
Злых смешков и шепотков,
От мещанских прибауток
Дураков и пошляков.

(Сергей Михалков, 1955)

Такой была советская поэзия о дружбе мальчика и девочки. Помню, как уже много после перестройки я была поражена кадрами из американского фильма «Мачеха». У американцев дружба мальчика и девочки считалась не позором, а имела совершенно другое значение: «ухажер – это круто!»

Мне опять необходимо раскрыть здесь не только ложность тезиса, но и ложность антитезиса. В православном государстве дружбе мальчика и девочки придавалось совсем другое значение. Это ни в коем случае не считалось чем-то позорным. Каждая девочка сызмальства воспитывалась как будущая жена и мать, а каждый мальчик – как будущий хозяин и глава семьи. Никакой там моды в стиле унисекс, никаких «мы просто друзья», и, конечно, никаких пробных браков. Брак заключался один раз на всю жизнь, исключения (разводы) были крайне редкими и в основном происходили только в масонской среде.

Дружбе совсем малышей не придавалось большого значения, но, начиная с подросткового возраста, за разнополыми друзьями начинали приглядывать строже, держа в уме именно последующее заключение честного брака с выбором подходящей для этого кандидатуры. В православном государстве никаких иных приличных перспектив дружба мальчика и девочки иметь не могла.

В СССР в традиционное воспитание детей вмешалось государство. А.М.Коллонтай (Домонтович) в статье «Коммунизм и семья» писала, что «необходимо спасти женщин от непродуктивной траты энергии, которая может быть эффективно использована в интересах коллектива».

М.Н.Лядов (настоящая фамилия Мандельштам) призывал к отмене семейного воспитания детей: «Чем скорее от матери будет отобран ребенок и сдан в общественные ясли, тем больше гарантий, что ребенок будет здоров». А.М.Коллонтай считала, что воспитание детей в семье неэффективно, так как детям могут привиться консервативные буржуазные ценности, тогда как им следует прививать навыки и черты «строителя коммунизма».

Такой подход к воспитанию поддерживал и А.В. Луначарский (Баилих). По его мнению, при выборе одного из двух воспитателей – родителей в лице матери и государства в лице школы – приоритет должен отдаваться школе.

В СССР детей принимали в ясли с 2 месяцев, т.е. сразу после того, как у мамы заканчивался декретный отпуск. Каждая советская мама (даже многодетная), чтобы не прослыть тунеядкой, обязана была сдать своих малышей в ясли и отправиться на работу. Подросшего ребенка отправляли в детсад, где он проводил времени не меньше, чем их родители на работе: 5 дней в неделю с 9 до 5. Потом школа, где в начальных классах обязаловкой были группы продленного дня до 6 часов вечера. Летом детей сдавали в лагеря: в июне это школьный лагерь (т.е. с утра до вечера все та же любимая школа, только без уроков), в июле и августе – загородные лагеря. Моим любимым занятием в лагерях было — подсчитывать, сколько секунд осталось до конца смены.

Фактически, все детство советского ребенка проходило в казеных учреждениях, где его никто не любил, но при этом все убеждали, что ему повезло — он родился под счастливой звездой, партия о нем заботится, и за это он должен быть благодарен ей по гроб жизни.

Отличительной чертой того времени являются пропагандистские лозунги и плакаты, которые висели на каждом шагу (во всех образовательных и других государственных учреждениях): «Слава труду», «Слава ЦК КПСС», о том, как счастливо мы живем, и как мы сами управляем нашим государством.

Каждый человек с рождения попадал в бездушную государственную машину, в безликую систему, где из него без всяких церемоний формировали нужного партии труженика.

Каждому ребенку вдалбливали в голову, что быть октябренком-пионером-комсомольцем – хорошо и даже почетно, а думать иначе — плохо. Его обязательно учили маршировать и ходить строем под воинственные марши; между классами проводились соревнования, которые назывались «Смотр строя и песни». По сути это было начальной военной подготовкой — из всех советских детей готовили будущих солдатов, и гимн пионерской организации говорит сам за себя:

Взвейтесь кострами, синие ночи!
Мы пионеры – дети рабочих!
Близится эра светлых годов.
Клич пионера – всегда будь готов!

К чему готов? К борьбе, конечно! «К борьбе за дело Коммунистической Партии Советского Союза» – на это заклинание, не до конца понимая его смысл, пионеры на каждой линейке дружно отвечали «всегда готовы!» и вскидывали руку в салюте. Сатанисты внедрили такой порядок, чтобы в нужный момент, когда мировая революция перейдет в горячую фазу, это зомбирование совочков сработало нужным им образом.

Кстати, многие современные мамы еще сохранили следы советского воспитания. Как точно заметили на одном форуме, за границей наших соотечественников можно легко отличить по тому, как мы обращаемся с детьми: «одергивающе-воспитательно, но с оглядкой на публику. У американцев (белых, middle class) в обращении к детям, как правило звучит: «I am so proud of you, honey bunny!» У русских же: «Сколько раз тебе говорить, чтобы ты не…»».

Я сама не раз замечала, как этот страх «что люди скажут» заставляет меня резко-болезненно реагировать на шалости своих детей в общественном месте. И бороться с этим очень трудно — это какой-то животный страх, который срабатывает рефлекторно, раньше, чем успеваешь подумать! Я заметила, что когда мои дети шалят дома, где никто из посторонних их не видит, я всегда реагирую гораздо спокойнее.

Разбирая творчество современных психологов (Ю.Гиппенрейтер, Л.Петрановской и других), я обнаружила, что они сейчас спекулируют именно на этих зверствах советского режима, чтобы оправдать внедряемые ими «любовь и всепрощение», а на самом деле просто полный отказ от воспитания детей. Но ведь это уже другая крайность!

Чтобы показать и ложность тезиса, и ложность антитезиса, мне опять придется напомнить о дореволюционной России: детей тогда тоже воспитывали и достаточно строго. Всем детям независимо от сословий прививали духовные ценности при изучении Закона Божия, но детей воспитывали в семье, их воспитывали с любовью. Во главе угла стояло устремление к Богу. И каждый православный человек знает, что Бог видит его сердце, поэтому нет нужды и даже запрещается что-то делать напоказ. Достаточно стараться быть хорошим человеком и хорошим родителем. Просто быть им. Быть, а не казаться.

Формирование совочка продолжалось и в ВУЗе. Оно заключалось в обязательном изучении многотомного бреда марксизма-ленинизма с последующей сдачей экзаменов.

Пропагандисты советского строя часто упирают на то, что образование в СССР было бесплатным и хорошим. Да, оно было хорошим в плане научного мышления, но отрицательным в плане духовного развития. Закон Божий был изгнан из школьной программы сразу после октябрьского переворота, но и после развала СССР не был возвращен обратно, потому что у власти остались те же люди, исповедующие все ту же сатанинскую идеологию.

Тот факт, что наше образование было хорошим, мы осознали только после перестройки, когда смогли сравнить его с зарубежным. В 90-е у нас началась «утечка мозгов» — массовый выезд за рубеж наших лучших специалистов, потому что там их ценили и труд высококвалифицированных работников достойно оплачивали. А при советском режиме хорошее образование никаких преимуществ никому не давало, хорошее образование в СССР было у всех.

Современная молодежь не в курсе, но образование у нас вовсе не было бесплатным. В нашем рабовладельческом строе существовало такое понятие – «попасть по распределению». После ВУЗа молодых специалистов распределяли на работу по местам, где в стране в данный момент ощущалась нехватка специалистов. Чаще это были какие-то захудалые городки и деревеньки — целина, которую нужно было поднимать. Каждый молодой специалист должен был расплатиться с государством за его заботу, отработав как минимум 3 года в том месте, куда он попал по распределению.

И социальное неравенство, конечно, тоже было.

Существовала и «золотая молодежь» — сынки влиятельных людей.

Зомбирование совочков с окончанием ВУЗа не прекращалось, оно продолжалось до самой смерти.

Для тех, кто не в курсе, Коминтерн – это коммунистический интернационал — международная организация, объединявшая коммунистические партии разных стран. Коммунистическим в СССР было не только радио, но все СМИ без исключения.

Взрослый человек имел почетную возможность вступить в партию. Вступление в партию было обязательным условием продвижения наверх. Во всех учреждениях все начальники были только партийными работниками. Но в партию принимали не всех, а лишь самых благонадежных, преданных делу КПСС.

 

1 2 ← 3 → 4 5